Рериховские чтения 18.11.17

Подвиг во имя Света
(о Ю.Н.Рерихе)

Мы произносим великое слово – Подвиг и вслед за ним возникает другое слово Подвижник, ибо без одного нет и другого. Что есть Подвиг? Каким должен быть Подвижник?

В ответ на эти вопросы в нашем сознании молниеносными видениями промелькнут – Христос и Будда, Прометей и Сергий Радонежский, Жанна Д’Арк и Джордано Бруно, Блаватская и Рерихи… Много имен помнит человечество. Тысячи их остались неизвестными.

Разными бывают и подвиги и подвижники. В уединенной келье в молитве за человечество, в принятии крестной смерти, в бою за мирное небо своей родиной, в  научных изысканиях на благо людей, в борьбе  врача со страшными болезнями, в создании произведений искусства, возвышающих дух человека, в воспитании в молодом поколении высоких идеалов нравственности.

Учение Живой Этики говорит: «искания, лишенные личного начала, и называются подвигом. Подвиг не есть отказ, но есть движение. Он есть осознание необходимости. И труд как молитва тоже есть Подвиг».

Какие бы внешние формы не принимал подвиг, но суть его остается неизменной во все времена:

- постоянное горение сердца;

- отсутствие личной выгоды;

- самоотверженность.

Без самоотверженности нет ни подвига, ни подвижника. Ведь самоотверженность может быть выявлена не только принятием смерти, она может выразиться и в продолжительной деятельности на Общее благо – деятельности, иногда охватывающей всю жизнь…

«Как распознать великого человека?» - один из древних мыслителей ответил: «По степени самопожертвования».

И нет вопроса, что выше – умереть за людей или всю жизнь служить им? Ведь и там и там подвиг за нас, заблудшее человечество.

В смысле энергетическом герои составляют как бы живые вулканы, извергающие напряженные энергии, необходимые для эволюции.

И как неизменен был путь носителя Света –  нести Огонь людям, так и с удивительным постоянством невежественные толпы,  готовили своим  Освободителям терновые венцы.

В Агни Йоге находим: «Урусвати, можешь ли назвать хотя бы одну Сестру Братства, хотя бы одного Брата, кто не подвергался мучениям и гонениям в земной жизни? Поистине, нельзя назвать таких. Каждый подвиг связан с гонениями. Поединок с тьмою неизбежен и волны хаоса должны захлестывать смелого борца. Но и такие пробные камни только свидетельствуют о непобедимости духа.

… Герои и подвижники духом торжествовали всегда над внешним, в этом их победа и в этом геройство и подвиг...

Для изменения сознания человечества трудятся служители Света и когда толпы обратятся в народы, тогда будет оценен труд самоотверженный и героизм».

И сейчас, когда мир раскололся по границе сотрудничества и созидания, с одной стороны, и по злобе, разрушению и разложению — с другой, имена героев, что своими жизнями прокладывали человечеству  путь к Свету, подают нам пример несокрушимости Духа, устремления, преданности, бескорыстия, мужества и самопожертвования.

 

Путь героя труден.

Путь героя опасен.

Помните это люди.

Помните это в счастье.

 

Знайте всегда благодарность

За тихие ночи под звездами,

За наполнение знаньями

И неуемное творчество.

 

Каждый шаг человечества,

Каждый виток планеты,

Выстелен чьей-то нежностью,

Чьей-то любовью взлелеян.

 

Кто-то ночами бессонными,

Молитвой пронзает небо,

Прося для людей обездоленных,

- Света! Света! Света!

 

Кто-то в бою отчаянном

Сердцем как кровь горячим,

Нас закрывает ранами,

Мир достается с боями.

 

Где-то согреты, обласканы,

Души безмерной отдачей.

Люди приносят горести,

С собою уносят удачу.

 

Кто-то под небом бескрайним

И у земли распластанный,

Духом стяжает радости,

Телом в огне страдает…

 

Помните о героях,

Помните это люди!

Жертвой и самоотдачею

Мир на земле пребудет!

 

И сегодня мы хотим рассказать о человеке, чья жизнь была подвигом -  подвигом во имя Света.

Юрий Николаевич Рерих…

«Мы сражаемся за благородную доблесть, за высокие стремления, за высшую мудрость, потому зовем себя воинами». Эти слова из буддийского текста Ангуттара Никая в полной мере отражают его жизненное кредо и  всю его жизнь.

Юрий Рерих родился в удивительной семье. Каждый из ее членов был великим и уникальным в своей области, а все вместе они, дополняя друг друга, составляли единое целое, подчинив свою жизнь служению на благо человечества.

Отец - Николай Константинович - великий художник, ученый, литератор, общественный деятель, увековечивший свое имя в Пакте Рериха.

Мать - Елена Ивановна - крупнейший философ, давшая миру серию книг Живой Этики.

Брат Святослав — известный художник и просветитель, лауреат международных премий.

Много знаем мы о жизни его родителей, брат Святослав был тоже на виду, но о Юрии Николаевиче, было известно немного. О нем мало писали и мало говорили. Даже официальный ученый мир, когда Юрий Николаевич вернулся на Родину, пытался как-то принизить его значение и держать его имя в тени, не признавая в полной мере его заслуг.

Да и сам он был очень скромным и не любил быть на виду.

А между тем личность его была необычной.

Юрий Николаевич был богато одаренным человеком: один из крупнейших востоковедов своего времени, чье имя было известно во многих странах мира, талантливейший лингвист, историк, этнограф, археолог. Он обладал огромными энциклопедическими знаниями, владел многими восточными и западными языками, блестяще знал культуру Востока, его религию и философию.

Один из индийских ученых так говорил о нем: «Он не знал границ в области познания; для него не существовало границ между древним и современным, между Востоком и Западом или между различными отраслями наук. Он выковал золотое звено связи…между всеми народами всех стран и времен. Но прежде всего его интересовал человек – он был истинным гуманистом».

В одной программе мы не можем полностью осветить его жизнь и раскрыть все стороны его многогранной личности. Поэтому остановимся на некоторых, на наш взгляд, очень важных моментах жизни этого замечательного человека.

Родился Юрий Николаевич 16 августа 1902 года, недалеко от деревни Окуловка Новгородской губернии, во время проведения его родителями Еленой Ивановной и Николаем Константиновичем Рерихами археологической экспедиции. Елена Ивановна рассказывала курьезную вещь: «Когда была беременна Юрием - все время изучала географию».

Такие условия рождения, уже как бы предуказывали его жизненный путь -  преодоление трудностей, многочисленные экспедиции, научные изыскания.

В Агни Йоге сказано: «… среди духовных странствований человек накопляет свой груз, который хранит среди своего сознания. Поучительно, как в детском возрасте уже проявляются сведения и наклонности, которые нельзя объяснить никакими другими причинами, кроме прежних накоплений». 

Николай Константинович писал о сыне: «Наконец я народился» – так начиналась первая поэма, написанная трехлетним ребенком, который начал самоучиться читать и писать в самых ранних годах.

А затем в ней рассказывалось о каком-то путешествии на верблюдах. Тогда все мы читали эти записи с любопытством, думая, откуда у малыша непременно верблюды; а ведь теперь никто не сказал бы, что такое воображаемое путешествие на верблюдах не было бы ко времени».

В Учении Живой Этики так сказано о воспитании: «Урусвати знает великое значение воспитания. Оно есть питание всем возвышенным и утонченным.

Каждая мать, подходя к колыбели ребенка, скажет первую формулу  — ты все можешь. Не надобны запреты; лучше - отвести внимание на более полезное и привлекательное. Пусть воспитание идет впереди образования».

И эти принципы воспитания были полностью реализованы в семье Рерих.

Братья, Юрий и Святослав, чувствовали себя полноправными ее членами. Они всегда присутствовали при всех разговорах родителей, слушали все, что они говорили. Их рано брали в путешествия, с первых лет приучали к труду, развивали у них инициативу и наблюдательность.

Дети принимали посильное участие во всех трудах родителей или же стремились подражать взрослым в их серьезных занятиях. Так, даже детская комната напоминала мастерскую отца в миниатюре, а любимыми книгами полутора-двухгодовалого Юрия были каталоги художественных выставок.

 «Когда мы проводили лето в имении, то каждый из нас имел свои грядки на огороде. Мы выращивали шпинат, редиску, укроп, подсолнухи», - рассказывал Юрий Николаевич.

Именно родители, по словам Юрия Николаевича, «подвигнули его на стезю науки и с детства вдохнули в его душу жажду новых открытий и исканий».

Елена Ивановна писала: «Вы спрашиваете меня о методах воспитания, давших такие прекрасные результаты на примере моих сыновей. Они были очень просты. И, главным образом, заключались в том, что с раннего детства, …  им внушалась любовь к природе, к книге, к искусству. Правильный выбор книг и наставников дал им прекрасную основу и помог очень рано определить их наклонности и дарования».

В детстве Юрий был всестронне развитым ребенком.

Его рисунки привлекали внимание старших и ему даже пророчили будущее художника.

Ведь не зря в середине 1990-х годов на аукционе в Сотби в Лондоне пейзажи Юрия Рериха по ошибке были выставлены как работы отца. Такая путаница говорит о многом.

Но, несмотря на явный талант художника, с ранних лет мальчика больше всего увлекают история и  военное дело.

Елена Ивановна писала в своих письмах: «Старший проявлял любовь к истории и к оловянным солдатикам. Он имел их тысячами».

И среди рисунков работ маленького Юрия преобладают темы, связанные с военными действиям. Кажется, что Юрик (так он подписывал свои рисунки) нарисовал все мыслимые и немыслимые военные столкновения всех времён и народов.

С 1912 по 1916 год Юрий учился в Петербурге, в частной гимназии Мая, как и его отец.

Уже тогда его работы, написанные в столь раннем возрасте, отличались глубоким подходам к описываемым историческим событиям и всесторонним освещением темы. Их названия говорят сами за себя: «Предания», «Каменный витязь». Тема реферата десятилетнего гимназиста по истории — «Покорение Новгорода», а в 14 лет он пишет статью «Борьба королей с феодалами во Франции».

Древние культуры Востока захватывали его воображение. Он начинает изучать монгольский язык и литературу, и с той поры Центральная Азия всё больше и больше приковывает к себе его внимание.

В 1918 году шестнадцатилетний Юрий уезжает с родителями за гранцу. Сначала в Финляндию. Там он самостоятельно изучает историю восточной литературы, перерисовывает из научных книг китайские иероглифы и арабскую вязь.

С детства обозначился смелый и независимый характер Юрия Николаевича, который поможет ему в борьбе с жизненными трудностями.

В своём дневнике Николай Константинович отметил: «Юрий был молодцом, он, я видел, преодолел страх. Он хотел узнать, а потом, если удастся, понять!».

К 17 годам Ю.Н. Рерих уже знает латинский, греческий и многие европейские языки. Свободное владение ими открыло ему доступ к европейской востоковедческой литературе.

В 1919 году он поступает на индоиранское отделение Школы восточных языков при Лондонском университете. Изучает персидский язык и санскрит. Незаурядные способности к языкам у него были столь значительны, что, как лучшего студента по санскриту, его представляют государственному секретарю по делам Индии.

В 1920 году Юрий вместе с родителями переезжает в США и поступает в Гарвардский университет на отделение индийской филологии. Оканчивает его в 1922 году со степенью бакалавра.

И продолжает свое образование во Франции, в Школе восточных языков при Парижском университете. В течение года он работает на среднеазиатском и монголо-тибетском отделениях и одновременно занимается на военном и юридическо-экономическом отделениях.

В результате Юрий Николаевич прекрасно усвоил санскрит, пали, тибетский, китайский, монгольский, иранский и ряд живых языков Индии.

Елена Ивановна была всегда в курсе всего, чем жил ее старший сын. Спокойный и уравновешенный тон ее писем помогал Юрию правильно отнестись к встречающимся на его пути трудностям.

Вот строки из ее писем к сыну:

«Я твердо верю, что все делается к лучшему.

… мой милый Юханчик, перед тобой еще столько возможностей и твои большие достижения уже намечены. … Верь себе, а не аттестатам. Работай и набирайся знаний, ибо в этом большое счастье».

«Бороться всем приходится. В этом жизнь и совершенствование. … ведь все большие люди, преодолевая препятствия и даже терпя поражения, приобретали новые силы, новые способности».

Закончились годы учебы. В 1923 году семья переезжает в Индию. Перед Юрием раскрылось необозримое поле для приложения накопленных знаний.

Как писала Елена Ивановна: «...разносторонность в знаниях сына при большой даровитости — совершенно исключительное явление, и здесь его очень оценили. Он начинает получать приглашения в Университеты, и большие люди спрашивают его мнения. Но никто ещё не мог оценить всего размаха его знания, хотя и приходится слышать, что Юрий Николаевич не знает ещё сам, какую мощь даёт ему знание!»

Ему было всего лишь 21 год, когда в 1923 он с родителями отправляется в многолетнюю Средне-Азиатскую экспедицию, длившуюся пять лет, уникальную по своей грандиозности и разносторонности.

В ней ярко проявились склонности детства: к военному делу, науке, лингвистические способности.

Юрий становится основным, незаменимым помощником во всех испытаниях на долгом пути экспедиции, начиная от ее организации и заканчивая самым последним этапом.

Огромные расстояния пришлось преодолеть экспедиции. Двадцать пять тысяч километров пройдено по территории Индии, Тибета; преодолено тридцать пять хребтов Азии. Экспедиция началась из Ладака (Индия), через Каракумский хребет в Синьзян - по одному из самых высоких караванных путей Мира.

На Юрия Николаевича возлагались обязанности начальника охраны каравана, так как, на пути следования экспедиции она неоднократно подвергалась нападениям местных разбойников.

И не раз приходилось проявлять ему мужество и отвагу. Приведем несколько воспоминаний ее участников.

Когда, пересекая пустыню Гоби, они шли по местам, где орудовали грабители, караван неожиданно оказался прямо перед крепостью разбойника Дже-ламы, одно имя которого наводило ужас на местное население. Юрий Николаевич войдёт в неё первым, в сопровождении только одного участника экспедиции.

«Во время посещения гималайского княжества Сикким к просьбе Ю.Н. разрешить заниматься исследованием страны, его правитель отнесся довольно настороженно. И, чтобы рассеять свои сомнения, решил провести испытания. Князь сказал Ю. Н., что во дворе идут приготовления к стрельбе из лука, не хочет ли он присутствовать при этом? Когда спустились во двор, князь представил его своей жене и сказал, что она — непревзойденный стрелок, и не доверится ли он ее мастерству? Рерих согласился. На голову ему положили яблоко. Женщина прицелилась, и через мгновение стрела пронзила яблоко, сбив его с головы Юрия Николаевича. Такой ценой пришлось добыть доброе к себе отношение и полное доверие

Невообразимые трудности выпали на долю каждого участника экспедиции. Описание их легли в основу книги Юрия Николаевича «По тропам Средней Азии».

В ней читаем: «Лишь глубокая вера в необходимость перенести все испытания и чувство постоянной опеки и помощи воодушевляли. На каждом шагу чудеса духовные переплетались с лишениями и страданиями физическими. И огромный черный коршун, стремящийся пролететь через лагерь, и сверкающее “сфероидальное тело” среди синего неба, и замечания просвещенных Лам: «Я не собираюсь убеждать вас в существовании Махатм - Я  знаю, я видел».

«И последнее испытание, самое тяжелое из всех - преодоление перевала Дангла и очень тяжелая зимовка в долине Нангчу. Тибетские власти не пускали дальше. На высоте 4 000 метров в зимнюю вьюгу, находиться в летних палатках при t –30 более получаса было невозможно - всё тело застывает и малейшее движение причиняет мучительную боль.

Развести огонь, чтобы погреться, нельзя: топлива у путешественников в обрез, его едва хватает для приготовления еды. Это был, поистине, ледяной ад».

Но, несмотря на все эти трудности, семья Рерих не прекращала научную работу. И только уверенность в правильности пути и огромная сила духа помогли не отчаиваться и, дождавшись разрешения, идти дальше.

Очень важную роль в экспедиции сыграло знание Юрием Николаевичем азиатских языков и наречий.

Это обеспечивало возможность непосредственного общения с местным населением и, что особенно важно, с ламами, священнослужителями тибетских монастырей; доступ в самые сокровенные хранилища, с древними уникальными манускриптами, содержащими накопленные за много веков, неизвестные европейцам, Знания.

В своих путевых заметках Николай Константинович подчеркивает исключительную ценность профессиональных знаний сына и его умение общаться с людьми многих народностей: «Как прекрасно, что Юрий знает все нужные тибетские наречия. Только без переводчика люди здесь будут говорить о духовных вещах».

Кроме организации охраны экспедиции и общения с местными жителями Юрий Николаевич проводит исследовательскую работу, собирает богатейшие этнографические и археологические материалы

Эти исследования прошлого Центральной Азии нашли отражение в научных трудах Ю.Н.Рериха. «Тибетская живопись», «Звериный стиль у кочевников Северного Тибета», монографии «По тропам Срединной Азии».

Самый значительный труд Юрия Николаевича, это его перевод уникального исторического памятника «Голубые анналы», который является фундаментом в изучении истории и культуры средневекового Тибета.

По мнению учёных, если бы Юрий Николаевич перевёл с тибетского на английский только этот труд, он уже вошёл бы в историю, как выдающийся тибетолог.

«Постижение основных путей развития человечества - это шаг к пониманию собственной личности. Обращаясь к прошлому, мы раскрываем для себя настоящее», -  писал Юрий Рерих.

Материалы, собранные экспедицией имели огромное значение. На их основе в гималайской долине Кулу в 1928 году был создан научно-исследовательский институт «Урусвати», директором которого стал двадцатисемилетний Юрий Николаевич и возглавлял его в течение 10 лет.

 «Урусвати – значит утренняя звезда. Разве не утро, славное для нового труда и достижений – вечное исцеление, вечный поиск? Урусвати – место исследования, место науки», -  писал Николай Рерих.

Успешная деятельность института превратила его в одно из крупнейших научных учреждений Индии.

Он объединил в себе и гуманитарные предметы, и естественные: там были этнография и лаборатория по борьбе с раком, отделения ботаники, орнитологии и археологии.

Институт был уникальным, как и его руководитель. Он создал новую концепцию деятельности этого комплексного научного учреждения, в которой сочетались древние достижения с современной наукой.

Юрий Николаевич был уверен, что именно наука поможет подняться человечеству на новую ступень эволюции.

Елена Ивановна писала о старшем сыне: «У него столько незаменимых знаний и способностей. Один учёный лама сказал: «...ваш сын,- он всё знает! Он знает больше многих учёных лам». Невозможно, чтобы его знания остались без применения. А уж Родину как любит!»

Около 35 лет прожил Юрий Николаевич в Индии. И все эти годы,  он, как и вся его семья, продолжал оставаться патриотом своей отчизны. За все годы пребывания за границей он так и не принял иностранного подданства.

Ещё в 1939 году, во время боёв на Халкин-Голе, и в июне 1941 года, когда началась Великая Отечественная война, он со своим младшим братом подал прошение в Советское посольство в Лондоне о зачислении их добровольцами в ряды Красной Армии, дабы с оружием в руках защищать свою Родину. Но оно осталось без ответа.

После ухода с земного плана отца в 1947 году он еще 10 лет проводит в Индии, не прекращая заниматься научной деятельностью.

Юрий Рерих признанный авторитет в области филологии, философии, археологии, искусствоведения и лингвистики (знает более 30 языков).

В сфере общественной деятельности он принимает самое активное участие в пропаганде Пакта Культуры Рериха. Преподает в Калимпонгском университете.

Вот как пишет Елена Ивановна Рерих о сыне: «Юрий много работает и говорит по-тибетски лучше многих тибетцев, подвинулся и в знании монгольского и не забывает свой санскрит. Он пользуется большим авторитетом среди населения за свою ученость и замечательную мудрость... Репутация Юрия как необыкновенного и талантливого, и знатока Востока твердо установилась и в Европе среди тамошних ученых».

Несмотря на огромную занятость, Юрий Николаевич всегда находил время помогать родным. Елена Ивановна называла его самым "родственным" в семье.

Он всегда вспоминал о родителях с глубокой любовью и преданностью. Об отце - с обоготворением, о матери -  с великой нежностью.

«Дорогая мамочка» - так начинались его письма к ней.

Тяжёлым ударом для него был уход Елены Ивановны из жизни в октябре 1955 года.

В письме к Г.В. Вернадскому он напишет: «Прошу простить великодушно за долгое молчание. Год выдался трудный для меня. Пришлось испытать вторично великое горе - ушла моя мать. Для меня это явилось полной внутренней перестройкой жизни».

В Агни Йоге сказано: «…когда кто-то имеет величайшее счастье и привилегию  Указа от Владыки и если исполнение этого Указа требует, чтобы он окунулся в самое отравленное горнило жизни, и если при этом все существо его будет устремлено к лучшему выполнению Указа, то по исполнении его он может оказаться на вершине».

Такой Указ и получил Юрий Рерих - дать  импульс новому сознанию соотечественников. И выполнил он его мужественно и  с достоинством.

Елена Ивановна писала о старшем сыне «Истинный сподвижник своего отца, доверяйте его знанию и силе. Он — прирождённый вождь и явит спасение и мощь там, где указано».

Не смотря на устроенную жизнь в Индии, Юрий Николаевич не оставляет попыток возвращения на Родину. И только в 1957 году, уже после ухода родителей, во время визита Хрущева в Индию, Юрий получил от него разрешение вернуться.

За многие годы до этого событие это было предсказано:

В 1933 году Николай Константинович написал картину "Звезда героя", которую посвятил старшему сыну. На ней мы видим человека, устремившего взгляд на небо. Он ждёт знака, что наступило время для свершения нового подвига. Таким знаком для него будет полет летящей звезды.

Елена Ивановна говорила сыну, что, если он поедет на Родину, то проживет там не более 3-х лет, а, если останется в Индии, проживёт дольше. Она спросила его: «Поедешь?» Он твердо ответил: «Поеду».

И в 1957 году такая звезда появилась (об этом Юрий Николаевич прочитал, когда приехал в Москву).

Огромным мужеством нужно было обладать, чтобы вернуться в страну, считающую Рерихов эмигрантами, что было равнозначно  - «враг народа».

Павел Фёдорович Беликов так говорил о Юрии Николаевиче: «он был по складу своего характера воин. Внешний вид кабинетного учёного был лишь доспехом этого воина».

Блестящий энциклопедист, учёный, обладающий даром научного синтеза, -таким его знал внешний мир, и именно этот «вид кабинетного учёного» помог ему в решении главной задачи - заложить на Родине фундамент будущего. И эту задачу он выполнил полностью, привезя на Родину духовное богатство своей семьи: более 500 картин отца, огромную библиотеку, ценные предметы.

Он организовывает выставки картин отца, добивается публикации его трудов. Читает огромное количество лекций об экспедиции, о живописи и литературных трудах Николая Константиновича, о восточной философии, религии и литературе.

При непосредственном участии Юрия Николаевича снимались не только запреты на все, что было связано с именами Рерихов, но и рассыпались многочисленные мифы об их жизни и творчестве.

От него окружающие узнавали о величайшем Учении  - Живой Этике.

«Источник в вас, — говорил Юрий Николаевич, — в вас постоянно покоится источник своей собственной энергии. Не нужно при этом прибегать к каким-то заклинаниям, следует лишь помнить о даре, имеющемся у каждого человека». 

И часто во внутреннем кармане пиджака у собеседников Юрия Николаевича находилась книга Агни Йоги.

И эту работу он вёл параллельно с научной деятельностью.

Местом работы Юрия Рериха в Москве стал Институт востоковедения Академии наук СССР.

Он ведет там аспирантуру, редактирует, переводит, пишет статьи, помогает молодым ученым, участвует в многочисленных конрренциях и конгрессах.

Работает с утра до ночи.

Сегодня приглашают читать лекции о буддизме, завтра зовут на совещание в Министерство культуры, послезавтра он дает консультации о неисследованных остатках древних культур....

За два с половиной года Юрий Николаевич сумел сделать то, на что у других ушла бы целая жизнь.

В Учении находим: «…и в удаче и в неудаче человек должен неуклонно стремится к избранной цели. Вне ее нет продвижения. Каждый, улучшающий качество труда своего, уже совершает подвиг».

Из воспоминаний Сотова, ученика Юрия Николаевича: «Поражала его преданность науке. Поистине, я не знал более работоспособного человека, чем Ю. Н.; он работал всегда. Когда бы я ни приходил, я постоянно и неизменно заставал его за рабочим столом. Потрясала его высочайшая образованность, обширнейшие знания — казалось, что он знает все!»

Вот что писал Юрий Николаевич о своей работе в Москве младшему брату: «... Вывешен приказ о моем назначении заведующим сектора философии и истории религий (Индии). Присудили степень доктора филологических наук. Избрали меня в Учёный Совет Института Китаеведения. Затем Ленинградский университет (периодически), Институт в Улан-Удэ... и Монголия. Для "Большой Советской Энциклопедии" написал статью о буддизме. Три раза в неделю читаю лекции, кроме того, много организационной работы. Как всё это совместится, ещё не знаю, но размах есть. И всё это хорошо, все - во славу Родины…».

Первая выставка картин Николая Рериха открылась в Москве 12 апреля 1958 года.

В июне эта же выставка открылась в Риге, осенью в Киеве, затем в Тбилиси.

«Грандиозный успех, — сообщал Юрий Святославу. — Ежедневно тысяч пять посетителей... ...Несколько раз говорил по радио и очень много раз по музеям и институтам. Словом, страна откликнулась».

Любимым образом Юрия Николаевича был Гесер хан - легендарный могущественный воинственном повелитель, который в прошлом покорил Тибет и его появление ожидается в этом мире, чтобы установить царство справедливости.

Смотреть далеко вперёд и, не думая о себе, быть готовым вступить в бой за лучшее будущее человечества -  таким качеством наделил своего героя Гесэра монгольский народ. Это качество в полной мере было свойственно и Юрию Николаевичу Рериху.

Подвиг неразрывно связан с жертвой. И вся жизнь Юрия Рериха была жертвой. У него не было даже намёка на личную жизнь, на личное счастье. Служение Общему Благу и героизм были для него смыслом жизни.

Все свободное от служебных дел время Юрий Николаевич проводил на выставках. Там его окружали толпы интересующихся: и художники, и ученые, и любители живописи. Все хотели его услышать. И он не оставлял без внимания ни одного обращения; он всем отвечал, не считаясь ни со временем ни с усталостью.

Он каждому что-то давал, что уже забыть невозможно, умел поговорить с человеком так, как до того с ним никто не говорил. Юрий Николаевич рассказывал, что однажды, после лекции, к нему подошёл какой-то высокий чин из управления КГБ и сказал: "Я очень благодарен, что Вы помогли мне разъяснить многие недоразумения».

В Агни Йоге сказано: «Знание приводит к простоте». «Наши друзья не будут высокомерны и напыщенны, ибо простота есть идеал».

И эту покоряющую простоту, располагавшую к нему буквально каждого, многие отмечали, как одну из главных черт Юрия Николаевича.Его обширные знания сочетались душевной теплотой, с деликатностью, с которой он обращался к людям. Он был одинаково внимателен и участлив ко всем, с кем соприкасался...

В человеке он прежде всего видел человека.

По словам известного индийского ученого: «Юрий Николаевич Рерих как человек был даже еще более велик, чем Юрий Николаевич Рерих как ученый».

Из воспоминаний учеников: «я задумался об этом необычном человеке: ведь какой учёный, знаток десятков языков, философ, но нет у меня чувства подавленности его авторитетом. Доступность, ясность, дружественность, чуткость, но главное, пожалуй, - всё покрывает любовь. Легко с ним. Величие сопряжено с простотой, человечностью. С ним рядом не почувствуешь себя недостойным, не доросшим до знания великих Истин».

Юрий Николаевич не раз говорил: «Каким человек родился, таким и будет. Нельзя изменить сущность человека. Но можно облагородить и возвысить ее».

И сам он, человек огромной духовной высоты, никому ничего не вещал, не блистал цитатами, не поучал, не указывал на недостатки. Мысли передавал ненавязчиво, незаметно, сопровождая их житейскими примерами, научными фактами. Контакт с ним поднимал окружающих - люди менялись к лучшему. Это естественный подход, когда воспитывает не слово, а дух воспитателя, красота его сердца, возвышенность его облика.

Многие, знавшие его близко, отмечали: «Обычно улыбаются губами, а он улыбался глазами. Взгляд его был изумительный.Посмотрит, а глаза улыбаются.

Глядя на него можно было представить его мать Елену Ивановну. Эта улыбка была неподражаема…

Глаза его светились добротой, но добротой требовательной, не терпящей всякую расхлябанность и попустительство. Были моменты, когда в голосе его звучал металл – это был голос Тамерлана. …Юрия Николаевича нельзя было не послушаться. Он был абсолютно убедительным во всём...»

Вот один из примеров:

«Как-то горе-слесарь вставлял замок в дверь ЮН. Один раз повернул ключом - сработало, и сказал: «Готово». И тут Юрий Николаевич, спокойно говоривший по телефону, столь решительно скомандовал: «Ещё раз проверьте!», что остаток хмеля мигом слетел со слесаря, он подтянулся, выпрямился, ещё несколько раз повернул ключ в замке и покорно глянул на хозяина квартиры. В этих нескольких словах слышалась мощь непоколебимости духа, приказ столь непреклонный, что ослушаться было немыслимо».

Говорят ученики Юрия Николаевича: «У него был неимоверный внутренний свет. Ощущение такое, что сознание его проникает все сферы человеческой жизни, всё ему близко и дорого, всё интересно, во всём этом он живёт реально, но, в то же время, уходит ввысь в необозримые глубины космических Истин.

«Часто невольно приходилось задаваться вопросом: что же было в нём самым замечательным? Почему его невозможно забыть и он, как маяк, живёт в сознании? Многие называли это обаянием, но это было то обаяние, которое не поддаётся описанию. Приходится признать, что это была особая аура, особая энергетика, как озон Высшего Мира, - именно она преображала и возвышала всё, к чему он прикасался».

«Встреча с ним, контакт с ним были счастьем, это было нечто удивительное, незабываемое, но как это объяснить, как это понять...? Я могу сказать, что более прекрасного человека на Земле я не встретил».

 «...Несмотря на радость возвращения на Родину в жизни Юрия Николаевича вряд ли найдём период более тяжёлый, чем эти внезапно оборавшиеся три года в Москве – писала Гунта Рихардовна Рудзите. 

Он почти лишился возможности бывать на свежем воздухе. Ни разу за три года он не был в отпуске. В его дом, как на Свет, ломились самые разные, порой нежелательные посетители, но приходилось всех принимать и терпеть.

В своих беседах с президентом Латвийского Общества Рихардом Рудзитисом, он говорил: «Нигде нет устроения. Нет дисциплины. Масса времени уходит на скучные заседания, на пустословия, везде курят, повсеместно происходит уничтожение психической энергии».

Ситуация вокруг Юрия Николаевича в Институте Востоковедения складывалась крайне тяжёлая.

С большим трудом ему удалось возобновить издание серии «Библиотека Буддика», которое прервалось в 1930-е годы. В этой серии вышла «Дхаммапада» - сборник изречений Будды. Ответственным редактором издания был Ю.Н. Рерих.

Ему пришлось столкнуться с жёстким аппаратом чиновников.

Рассказывают участники событий: «В то время выпустить сборник изречений Будды — своего рода Евангелие буддизма на русском языке — можно было приравнять к взрыву бомбы.

И вот, с очень большими трудностями, в начале 1960 года Институт востоковедения выпускает "Дхаммападу". Не успели выпустить - как тираж задержали в типографии, затем на складе.

Юрий Николаевич проявил находчивость, – он сумел достать 6 экземпляров этой книги со склада. Послал одну книгу послу Индии, другую Джавахарлалу Неру. В Институт Востоковедения пришли поздравительные телеграммы о том, что, наконец, в нашей стране началось исследование древних философских памятников Индии. После этого арест с издания был снят, и книги поступили в продажу».

А потом Юрию Николаевичу устроили большую проработку на заседании Президиума Академии наук: «Это пропаганда религии, пропаганда буддизма. Что он вообще себе позволяет? Это не Запад, это Советский Союз, и у нас всё другое, и идеология другая».

Параллельно, на него накинулось партийное руководство института. Заместитель директора устроил ему разгон — кричал и топал ногами: Кто Вас сюда звал? Зачем вы приехали?"

Историк Зелинский вспоминал, как Юрий Николаевич у него спрашивал: «Скажите, что, собственно, говоря, происходит? Я не понимаю. Они всё время мешают мне».

Все эти события, по единодушному убеждению очевидцев, роковым образом сказались на безвременном уходе Юрия Николаевича Рериха.

Развязка наступила 21 мая 1960 года.

Его уход был неожиданным, официальный диагноз - «сердечная недостаточность». Но многие, из близкого окружения, этому диагнозу не поверили.

Конфликт выдающегося Учёного с официальной идеологией был настолько очевиден, что в обществе появились иные версии причины его раннего ухода. Врач скорой помощи, приехавшая освидетельствовать смерть Юрия Николаевича, в сердцах воскликнула: «Какого человека убили!»

В память об уходе брата Святослав Николаевич написал картину «Пиета». Мать держит на руках сына-мученика, снятого с креста, убитого теми людьми, которым он отдал всё — знания, работу, жизнь. Изменились ли мы? Или всё ещё готовы встать против каждого, кто нам чужд, непонятен? … Разве, чтобы понять, оценить, нужен нам был такой удар? «Они умеют почитать только мёртвых», — когда-то горько отметил Николай Константинович.

Елена Ивановна писала: «Венец Архата достигается лишь сильнейшим огромным напряжением Подвига, мощным непоколебимым устремлением сердца, омытого кровавыми слезами страдания на протяжении многих и многих жизней. Сердце Архата должно познать все радости и все страдания, всё горе земного пути и испить полную чашу яда».

Таков Путь истинного восхождения человеческого Духа и таким путём прошёл Юрий Николаевич.

Краткой была жизнь Юрия Николаевича – не полных 58 лет, но как много он успел сделать, а сколько бы еще он мог дать!

«Течения Жизни неисповедимы — Великая Бесконечность ткет свой особый узор, — писал о старшем брате Святослав Николаевич, - Он ушел из жизни полный творческих сил и неосуществленных планов. Когда-то такой же неожиданной была для нас и смерть отца. Но потом мы поняли, что, быть может, так и следует оставлять жизнь. Уходить из нее на подъеме своих возможностей, уходить, так сказать, на гребне волны. Подхваченные другими, все начатые дела будут продолжены…

Юрий Николаевич — это образ истинного, вдохновенного ученого-мыслителя, человека высочайшей духовной гармонии. Он прекрасно понимал, что высшее достижение человека лежит в самоусовершенствовании личности».

Он говорил: «Многие мечтают о свободе, но внутренний человек всегда свободен. И главная победа – это победа над самим собой».

В атмосфере жесточайшего духовного голода, Юрий Рерих дал нравственный импульс всем, кто искал истинных знаний. Он был человеком, поистине, пламенного сердца и общение с ним будило в каждом лучшие стороны его натуры.

Никому не навязывая свою точку зрения, ничего не пропагандируя, он нёс высокие принципы Учения Света в себе самом, применяя их в обычной жизни.

И завет своего отца: «Пылайте сердцами и творите героев!» осуществил в полной мере.

Агни Йога говорит : «…истинные Служители Света зовут нас в будущее Спросят — как совместить опасность существования нашей планеты с возможностью светлой эпохи? Ответим: нужно научиться светло в него смотреть и верить. В эту пору мирового засорения есть лишь единый путь - это перерождение мышления, пробуждение сознаний, очищение Учения и зов в будущее».

И вся деятельность Юрия Николаевича была устремлена в будущее, он жил будущим. Он говорил: «Мы живем в самое интересное время. Я — оптимист», «надо только перекинуть мост в будущее, не оглядываясь назад. Будущее светло, надо все ему принести!»

 

На пике вдохновения

Герой уходит в небо.

Свет сердца, Луч Учения –

Его деяний вехи.

 

Мы видим труд дерзаний

И званья, и заслуги,

Но суть преуспеяний

Постигнем только духом.

 

Неслышными шагами

Проходят через Вечность

Сердечное даяние,

Служенье человечеству.

 

Как свет в ночи промозглой

Средь сумерек московских, -

Духовные сокровища,

Слова из уст ученого.

 

Прекрасные жемчужины

И свет далеких истин

Вдруг проникали в душу

И озаряли жизни.

 

Короткими касаньями,

Немногословной речью

Вновь возжигались пламенем

Законы человечности.

 

На пике вдохновения

Горит Звезда Героя.

В ней радость Беспредельности

И упоенье боя!

 

Составители: Мягкова Н., Олейник В.

Стихи в программе: Корнейчук Е.

Список литературы

  1. Агни Йога
  2. Рерих Н.К. Листы дневника
  3. Рерих Н.К. Урусвати
  4. Рерих Е.И. Письма
  5. Рерих Ю.Н. По тропам Срединной Азии
  6. Сборник: Воспоминания о Ю.Н.Рерихе : По материалам конференции в Новосибирске, посвященной 90-летию со дня рождения Юрия Николаевича Рериха,1994
  7. Шапошникова Л.В. Слово о Юрии Николаевиче Рерихе // Ю.Н. Рерих: Материалы юбилейной конференции
  8. Беликов П.Ф.Интервью о Ю. Н. Рерихе:  «Величайший победитель в битве…»

назад в начало страницы вперед
Copyright © 1996-2020, Медицинская Академия Духовного Развития "МАДРА"
При использовании представленной здесь информации ссылка на источник обязательна
Система OrphusAgni-Yoga Top Sites www.madra.dp.ua Гостевая книга
Статистика посещаемости Наш адрес Изменение сайта: 28.01.2020