Рериховские чтения 22.10.16

Николай Константинович Рерих - Духовные вехи пути

«Не сочтут за врага меня люди и не оторвусь я от мира, ибо пою я, а песня живет в мире, и мир живет песней. Без песни не будет мира. Меня сочли бы врагом, если бы я уничтожил что-либо, но на земле ничто не подлежит уничтожению, и я не создаю и не трогаю оплотов людских… Песня лишь часть меня. Все я делаю для себя, а живу для людей».

Эти слова были написаны Николаем Константиновичем Рерихом, когда ему было 19 лет. Уже тогда его глубокий внутренний мир искал проявления в слове и в прекрасном образе искусства. Щедрый дух всегда стремится отдать свои богатые накопления миру, показать необъятную красоту бытия людям.

Решительно все знатоки культуры отмечают необычайную мощь жизни Николая Рериха. Великий художник, мыслитель, глубочайший философ, выдающийся ученый, прекрасный поэт, отважный путешественник, мощный организатор, он соединял Мудрость Востока и Культуру Запада. Он был подвижником, и вся его деятельность дышала одной заботой - заботой о человечестве. Все, что он делал, он делал превосходно, но, помимо высокого совершенства, вся его деятельность являет собой духовное послание, облеченное неотразимой Красотой.

Святослав Рерих, младший из сыновей семьи Рерихов так писал о своем отце: «По результатам совершенного за все годы его жизни можно судить о том, сколько сделано Николаем Константиновичем. По какой бы стране он ни путешествовал, в каких бы условиях ни находился, он всегда писал картины и вел дневники. Конечно, это было возможно только благодаря строгой самодисциплине.

Николай Константинович всегда говорил, что главная задача жизни – это самоусовершенствование. В центре внимания человека всегда остаётся его личность. Он всегда работал, прежде всего, над самим собой. Он хотел подняться над тем, кем он был, и закончить свою жизнь более совершенным человеком. И в этом он преуспел. Он стал совершенно исключительным человеком. Я очень много встречал людей во всем мире, но другого такого человека, как мой отец, встретить мне не пришлось».

В дневниках Рериха и в воспоминаниях современников мы найдем очень мало сведений о бытовых подробностях его жизни. Все это без остатка вытеснялось общественной деятельностью, его творческой и научной работой.

Мы знаем, что Николай Константинович Рерихоставил нам огромное творческое наследие. Тысячи картин, и каждая из них - великое произведение искусства. В разных странах и на разных языках вышло более 30 книг, многое еще даже не издавалось. Среди них книги о путешествиях и статьи о культуре и искусстве многих стран, сказки и стихи, очерки и листы дневника, которые сам художник любил называть просто «листами».

Во всём мире высоко оценено творчество Рериха-художника. Его картины притягательны и неповторимы, красота пейзажей сразу захватывает зрителя и уводит в иной, волшебный мир прекрасного. По разному оценивают их люди, но, несомненно, принимают и восхищаются творчеством великого художника.

Менее известен широкому кругу Рерих-поэт. Стихи Николая Константиновича настолько своеобразны, что их можно считать уникальным явлением мировой поэзии.

На востоке существует понятие мантра-йоги. Это йога, основанная на четко осознанной вере в спасительную силу повторяющейся молитвы-заклинания (мантрама) и считается наикратчайшим путем к Истине и Богу. Её можно определить как поэзию, органически соединяющую в себе и молитву и медитацию. Вершинные проявления мантра-йоги – Веды, Библия, Коран. К этому жанру относятся и стихи Рериха. В них нет никаких украшений или подпорок в виде рифмы. Мысль предельно обнажена, как провод без изоляции. Автор прибегает к методу своеобразного окольцевания стихов. Последнее слово, которое обычно несет смысловую нагрузку, одновременно является заглавием стихотворения, в результате чего оно как бы охвачено неким стальным обручем. Стихи носят подчеркнуто безличностный характер. Авторское «я» здесь отступает на задний план или совсем растворяется в порыве духовной радости.

КАК УСТРЕМЛЮСЬ?

Птицы Хомы прекрасные,

вы не любите землю. Вы

на землю никогда не

опуститесь. Птенцы ваши

рождаются в облачных

гнездах. Вы ближе к солнцу.

Размыслим о нем, сверкающем.

Но Девы земли чудотворны.

На вершинах гор и на дне

морей прилежно ищи. Ты

найдешь славный камень

любви.

 

В сердце своем

ищи Вриндаван - обитель

любви. Прилежно ищи и

найдешь. Да проникнет

в нас луч ума. Тогда

все подвижное утвердится.

Тень станет телом.

Дух воздуха обратится

на сушу. Сон в мысль

превратится. Мы не будем

уносимы бурей. Сдержим

крылатых коней утра.

Направим порывы вечерних

ветров.

 

Слово Твое - океан

истины. Кто направляет

корабль наш к берегу?

Майи не ужасайтесь. Ее

непомерную силу и власть

мы прейдем. Слушайте!

Слушайте! Вы кончили

споры и ссоры? Прощай,

Араньяни, прощай, серебро

и золото неба! Прощай,

дуброва тишайшая!

Какую сложу тебе песнь?

Как устремлюсь?

 

Стихи Рерих начал писать раньше, чем прозу,  - в отрочестве. Это были сказы, былины, исторические баллады и поэмы. Но к началу 1900-х годов у Николая Константиновича стали появляться очень необычные литературно-философские работы, отличавшиеся от всего, созданного ранее. Написанные белым стихом, часто в характере притч, они были очень близки к древним сказаниям. В них автор лёгкими касаниями соединяет воедино людей, пейзажи, различные философии, материальное и незримое в один беспредельный поток жизни, который венчает Красота! Красота слов, мыслей, поступков, красота жизни и любви, красота предстояния Высшему, ибо всё есть единое целое и друг от друга неотделимо…

Этим произведениям был свойствен удивительно красивый, внутренне музыкальный, ритмичный слог, кардинально отличающийся от знакомой и привычной поэзии. Ведь особенность их заключалась в том, что предназначались они не для массового чтения. Понимание этих произведений требовало от читателя большой внутренней работы и определённой духовной высоты, так как  говорится в них о сокровенном - о жизни духа. «Публика совершенно не понимает «Цветы Мории», - сетовал Рерих, - но всё-таки чувствует, что есть какое-то внутреннее значение».

Рабиндранат Тагор в предисловии к сборнику стихов Рериха написал: «Кроме особой литературной ценности, эти сюиты являются ключом к толкованию многих задач. И мы знаем, что эта поэзия тайны, мужества и любви будет настольной книгой каждого, кто однажды откроет ее…»

Но есть ключ, который раскрывает нам суть не только стихотворений великого творца, но и абсолютно всего его творчества. Оно открывается во всей своей необъятной полноте, если видеть его, как постоянное собеседование с Высшим, как поиск знания, служение и непрестанный поток любви.

УВИДИМ

Мы идем искать священные

знаки. Идем осмотрительно и

молчаливо. Люди идут, смеются,

зовут за собою. Другие спешат

в недовольстве. Иные нам

угрожают. Хотят отнять

то, что имеем. Не знают

прохожие, что мы вышли

искать священные знаки. Но

угрожающие пройдут. У них

так много дела. А мы

будем искать священные

знаки. Никто не знает, где

оставил хозяин знаки свои.

Вернее всего, они — на столбах

у дороги. Или в цветах.

Или в волнах реки.

Думаем, что их можно

искать на облачных сводах.

При свете солнца, при свете

луны. При свете смолы

и костра будем искать

священные знаки. Мы долго

идем, пристально смотрим.

Многие люди мимо прошли.

Право, кажется нам, они

знают приказ: найти

священные знаки. Становится

темно. Трудно путь

усмотреть. Непонятны места.

Где могут они быть —

священные знаки? Сегодня

мы их, пожалуй, уже не

найдем. Но завтра будет

светло. Я знаю — мы их увидим. 

Археология и история, путешествия, живопись -Рерих к этому не только тянулся интуитивно, но и размышлял об этом неодолимом влечении, пытаясь найти в нем какие-то закономерности.

В начале своего творческого пути Николай Константинович создает уникальную коллекцию картин, повествующих о давно прошедших эпохах, о всем богатстве ушедшей в небытие культуры древней жизни. В них он ярко и убедительно отражает общее настроение и каждую деталь.

Археология, без всякого сомнения, играла важную роль в создании этого удивительного исторического настроения. «Щемяще приятное чувство, - писал Рерих, -первому вынуть из земли какую-либо древность, непосредственно сообщиться с эпохой давно прошедшей. Колеблется седой вековой туман; с каждым взмахом лопаты, с каждым ударом лома раскрывается перед вами заманчивое тридесятое царство; шире и богаче развертываются чудесные картины. Сколько таинственного! Сколько чудесного! И в самой смерти бесконечная жизнь!»

Также, Рерих был блестящим историком. То был редкий, поразительный дар, несший в себе кроме таланта и многое другое, что составляло его внутреннюю суть. Он ощущал ток Времени, текший через него. Нужная эпоха как бы возникала в нем самом, звучала живыми голосами, наполнялась красками и формами. Он видел ее, ощущал и переносил на полотно. Историческое настроение превращалось в историческое видение — точное и яркое.

«…Человеку - однажды написал он, -не умеющему понимать прошлое, нельзя мыслить о будущем».


СВЯЩЕННЫЕ ЗНАКИ

Мы не знаем. Но они знают.

Камни знают. Даже знают

деревья. И помнят.

Помнят, кто назвал горы

и реки. Кто сложил бывшие

города. Кто имя дал

незапамятным странам.

Неведомые нам слова.

Все они полны смысла.

Все полно подвигов. Везде

герои прошли. «Знать» –

сладкое слово. «Помнить» –

страшное слово. Знать и

помнить. Помнить и знать.

Значит – верить.

Летали воздушные корабли.

Лился жидкий огонь. Сверкала

искра жизни и смерти.

Силою духа возносились

каменные глыбы. Ковался

чудесный клинок. Берегли

письмена мудрые тайны.

И вновь явно все. Все ново.

Сказка-предание сделалось

жизнью. И мы опять живем.

И опять изменимся. И опять

прикоснемся к земле.

Великое «сегодня» потускнеет

завтра. Но выступят

священные знаки. Тогда,

когда нужно. Их не заметят.

Кто знает? Но они жизнь

построят. Где же священные знаки?

Во всем этом многообразии форм древней жизни, в бесчисленности прошедших через Время народов, Рерих интуитивно предвидел культурное единство, сводящееся к общему истоку. Поэт ищет священные знаки, везде и повсюду замечает отблески Несказуемого.

Среди красоты мира он собирает в своем сердце священную росу духа, чтобы когда-нибудь она вспыхнула Чашей Грааля в его картинах и стихах. Это можно сравнить с паломничеством, проходящим сквозь внешнюю поверхность мира вещей в царство тончайших вибраций.

Слова Рамакришны подтверждают правильность этих поисков:

“Знайте, Бог живет во всех вещах, одушевленных и неодушевленных. Поэтому все, что существует, может быть объектом поклонения, будь то люди, звери, или птицы, растения или минералы”.

Потом в самых разных местах планеты Рерих будет искать факты, подтверждающие это единство и эту общность. Прокладывая путь от прошлого к будущему, он соединяет три мира: Плотный, Тонкий и Огненный. Призывая в любви и бесстрашии к устремлению в Высшие Миры, он соединяет в человеке его дух, душу и тело.Зовёт к беспредельному познаванию, радости в красоте и творчестве. 


Я нашел наконец пустынника.

Вы знаете, как трудно найти

пустынника здесь на земле.

Просил я его, укажет ли

он путь мой и примет ли

он благосклонно мои труды?

Он долго смотрел и спросил,

что у меня есть самое любимое?

Самое дорогое? Я отвечал:

«Красота». — «Самое любимое

ты должен оставить». — «Кто

заповедал это?» — спросил я.

«Бог», — ответил пустынник.

Пусть накажет меня Бог —

я не оставлю самое прекрасное,
что нас приводит к Нему.

 


Преодолевая множество каждодневных забот и трудностей, Елена Ивановна и Николай Константинович чутко прислушивались к тем тонким проявлениям, которые вошли в их жизнь. Картины, литературные произведения, дневниковые записи Рериха свидетельствуют, что уже в начале 1910-х годов они стали воспринимать Знаки и Указания из Высокого Источника. Именно тогда для них впервые прозвучало Имя Учителя и начались поиски путей к постоянному общению с Ним.

Младший сын Рерихов Святослав напишет «...стихотворения Николая Константиновича уже с самого начала содержали внутренний ключ к последующей его устремлённости... По существу, книгу "Цветы Мории" следует рассматривать как, своего рода, введение к книгам Живой Этики».

В эти годы у Николая Константиновича и, особенно у Елены Ивановны, часто бывали очень яркие, образно чёткие, запоминающиеся сновидения, по которым создавалось множество картин. Так, например, картины «Ангел Последний», «Град обречённый» - точное воспроизведение снов Елены Ивановны.

Рерих писал: «Перед войною страшные сны были... едем седой равниною. Холм высокий темнеет. Смотрим: не холм, а змей серый клубом завился... И проснулся змей. Поднялся враг рода человеческого. Пытался злословно мир покорить. Города порушить... Испепелить людей и строения».

Ещё жизнь идёт своим чередом, люди заняты бытом и праздниками, не видимы ещё никому грозные предзнаменования грядущих бедствий, но, они уже нависли над беспечным миром людей.Об этом периоде истории Николай Константинович пишет: «Состояние одичалости не есть какое-то отвлечённое или свойственное далеким эпохам. Оно происходит во все времена – как бы отвечает наступательной борьбе хаоса».

Подумайте, сколько знамений явлено! Залила кровью мир война. Засухи, ливни нарушали людское устройство. Ушли озера. Обрушилась вершина Монблана. Явил лик голод. Сколько условностей отживающей расы уже развалилось.

Когда забыт Мир Высший, земные действия рассыпаются в хаотической пляске:

 

В ТАНЦЕ

Бойтесь, когда спокойное придет

в движенье. Когда посеянные ветры

обратятся в бурю. Когда речь людей

наполнится бессмысленными словами.

Страшитесь, когда в земле кладами

захоронят люди свои богатства.

Бойтесь, когда люди сочтут

сохранными сокровища только

на теле своем. Бойтесь, когда возле

соберутся толпы. Когда забудут

о знании. И с радостью разрушат

узнанное раньше. И легко исполнят

угрозы. Когда не на чем будет

записать знание ваше. Когда листы

писаний станут непрочными,

а слова злыми. Ах, соседи мои!

Вы устроились плохо. Вы все

отменили. Никакой тайны дальше

настоящего! И с сумою несчастья

вы пошли скитаться и завоевывать

мир. Ваше безумие назвало самую

безобразную женщину - желанная!

Маленькие танцующие хитрецы!

Вы готовы утопить себя

в танце.

Но среди развалин людских условностей уже протянута Рука помощи, Рука Ведущая и возникает новая жизнь. И даже самые тупые начинают сознавать, что многое, зримое ими, не случайно. Новый мир идет!

Идет среди изумленных и потрясенных взоров. И в новом мире, в его новых храмах сложится новая жизнь, и в ней искусство и знание поддержат престол любви Божества.

Благословенные ведут нас этими путями.

НА ПОСЛЕДНИХ ВРАТАХ

Нам сказали: "Нельзя".

Но мы все же вошли.

Мы подходили к вратам.

Везде слышали слово "нельзя".

Мы хотели знаки увидеть.

Нам сказали "нельзя".

Свет хотели зажечь.

Нам сказали "нельзя".

- Стражи седые, видавшие,

знавшие! Ошибаетесь, стражи!

Хозяин дозволил узнать.

Видеть хозяин дозволил.

Наверно, он хочет, чтобы

мы знали, чтобы мы видели.

За вратами посланец стоит.

Нам он что-то принес.

Допустите нас, стражи!

"Нельзя",- нам сказали

и затворили врага.

Но все же много врат

мы прошли. Протеснились.

И "можно" оставалось за нами.

Стражи у врат берегли нас.

И просили. И угрожали.

Остерегали: "Нельзя".

Мы заполнили всюду "нельзя".

Нельзя все. Нельзя обо всем.

Нельзя ко всему.

И позади только "можно".

Но на последних вратах

будет начертано "можно".

Будет за нами "нельзя".

Так велел начертать

Он на последних

вратах.

 

«Звуки жизни случайной» остаются вовне… В душе же поэта идёт скрытая от глаз внутренняя жизнь, жизнь души, в которой навсегда впечатан светлый образ… Внутренний компас героя стихов сориентирован на фигуру Учителя, которая является магнитом, притягивающим к себе все мысли автора. Отсюда появление в творчестве художника и картин, которые не вписываются в доселе привычные серии: «Сокровище Ангелов» (1905), «Владыки нездешние» (1907) и «Книга Голубиная» (1911).

Стихи Рериха появлялись так же - как предчувствия, предсказания, несущие в себе нечто пророческое. Книгу «Цветы Мории» открывает трёхстишие «Заклятие», появившееся в 1911 году. Характерно, что именно этот год Николай Константинович в своих трудах отмечал как знаменательную веху, имевшую значение и для него, и для событий планетарного масштаба.

В этой сюите, загадочной и наполненной сложной символикой, слышатся отзвуки древних заклинаний, звучит вызов на бой.

Особенно интересна последняя часть. На битву с лихими силами выступают Четверо, несущие Камень:

Камень знай. Камень храни.

Огнь сокрой. Огнём зажгися.

Красным смелым.

Синим спокойным.

Зелёным мудрым.

Знай один. Камень храни. 

Фу, Ло, Хо, Камень несите.

Воздайте сильным.

Отдайте верным.

Иенно Гуйо Дья—прямо иди!

То, о чём в стихотворении «Заклятие» говорилось символами и намёками, спустя годы будет сказано в Живой Этике ясно и чётко:

Четыре стража, кубок Архангела храните.

Наполнен вином Новым явленный вам ковчег.

Устам времён Я заповедал привести вас на путь Мой.

Под покровом земли Сокрыл ваш лик.

Наполнил отраду восхождения.

Прояснил память ушедшего свитка.

Широко суждения Поднял и Открыл книги. Придите, примите.

Эти слова Великого Учителя были записаны Рерихами 23 апреля 1922 года и вошли в первую книгу Учения Живой Этики - «Листы Сада Мории». Таким образом, стихотворение 1911 года имело глубоко сокровенный смысл: в нём впервые приоткрывалась миссия четырёх Рерихов - будущих «стражей кубка Архангела», призванных принять участие в Великом Переустройстве мира.

С этого времени вся жизнь членов семьи Рерих будет наполнена одним - выполнением Приказа Учителя. Их путь лежал на Восток – в Индию, страну, которая всегда непреодолимо влекла к себе Николая Константиновича.

Встань, друг. Получена весть.

Окончен твой отдых.

Сейчас я узнал, где хранится

один из знаков священных.

Подумай о счастье, если

один знак найдем мы.

Надо до солнца пойти.

Ночью все приготовить.

Бери свое достоянье.

Оружье с собою не нужно.

Обувь покрепче надень.

Подпояшься потуже.

Путь будет наш каменист.

Светлеет восток. Нам

                    пора.

Индия… Ее зов был непреодолимый и властный. Для себя самого и для других открыл Николай Константиновичее красоту, изобразил, как никто до него не изображал, величие, утонченность и внутреннее значение величественных Гималаев. И в поэзии и на полотнах являлась новая действительность, обретал форму цвет и звук далёкий, неизвестный доселе западному зрителю мир, но мир этот такой реальный и понятный Востоку.

В Индии Рерих глубоко проникает в истоки древнеиндийской философии, рожденной на многовековом древе духовных традиций, где старое никогда не отрицалось, не отсекалось, а как бы прорастало в новом своей лучшей частью… В основе этого исторического механизма лежал принцип единства прошлого, настоящего и будущего. В течение веков духовная традиция Индии вырабатывала в человеке одно из важнейших качеств - молитвенное отношение к Высшему и к Красоте.

Позже Николай Константинович напишет: «Делаю земной поклон учителям Индии. Они внесли в хаос нашей жизни истинное творчество и радость духа, и тишину рождающую. Во время крайней нужды они подали нам Зов. Спокойный, убедительный, мудрый знанием. Культ истинного знания ляжет в основу ближайшей жизни, когда растает в пространстве все зло, рожденное человекоубийством и грабежом последних лет».

Твоя благодать наполняет

руки мои. В избытке льется

она сквозь мои пальцы. Не удержать

мне всего. Не успеваю различать

сияющие струи богатства. Твоя

благая волна через руки льется

на землю. Не вижу, кто подберет

драгоценную влагу? Мелкие брызги

на кого упадут? Домой не успею

дойти. Изо всей благодати в руках

крепко сжатых я донесу только

                    капли.

«Во всей Индии, от опаленного юга до вознесенных Гималаев, - отмечал Рерих, -живут знаки. Во всех них вы по справедливости воздадите почтение тонкости и возвышенности мысли. Любой индус, от самого ученого до самого простого кули, будет рад побеседовать о предметах высоких, о…»таинственной заповедной стране,которую с трепетом в сердце называли и называют Шамбала. Она сокрыта за величественнымивершинами, устремленными в небо, что казалось, выходили за границы планеты и становились частью того еще неведомого, что определялось словом «космос». Оттуда спешили всадники в старинных одеждах. Ламы передавали друг другу вести. Лучники посылали стрелы с указами, написанными на желтоватых свитках пергамента».

Я СОХРАНЮ

Подойди, подойди ко мне, светлый,

не испугаю тебя я ничем.

Вчера ты хотел подойти,

но бродили думы мои и взгляд

мой скользил. Тебя увидать я

не мог. Когда ты уже отошел,

я почуял твое дуновенье,

но было поздно уже. А сегодня

оставлю все, что мне помешало.

Мысли я погружу в тишину.

В радости духа прощу всем

досадившим сегодня. Спокойным

я остаюсь. Мне никто не мешает.

Звуки жизни случайной меня

не тревожат. Жду. Я знаю, что ты

меня не покинешь. Ко мне

подойдешь. Образ твой в молчании

                  я сохраню.

Преодолевая все трудности длительных экспедиций, занимаясь продвижением Пакта Мира, участвуя в исследованиях, несет Николай Константиновиччеловечеству весть Учителей о мире и красоте.

Все, к чему прикасалось сердце великого художника, звучало призывом к миру, культуре, единению. Николай Рерих знал, что Мир всего мира не только возможен, но и есть тот великий спасительный магнит, к которому рано или поздно пристанут корабли путников. На разных языках, в разных концах земли повторяется и будет повторяться это священное моление, пока не наступит благословенный мир на всей земле.

Сын Николая Константиновича Святослав Рерих так говорил о своём отце: «Как описать жизнь моего отца, как охарактеризовать ее и как воздать ей должное? Когда я думаю о своем отце, я вспоминаю свое длительное близкое общение с ним, я вижу, как над всеми его замечательными достижениями, его вкладом в нашу культуру возвышается личность художника, его неповторимая индивидуальность.

Добрый и терпеливый, никогда не терявший попусту ни секунды времени, гармонично сочетавший ощущения напряженности и благожелательства, всегда думавший о благополучии окружающих его людей, он как личность являет собой совершенный образец человека, для которого жизнь стала великим подвигом, высоким служением. Всю свою жизнь он щедро дарил свой талант, и лишь в будущем можно будет понять все сделанное им.

Когда я думаю о своем отце, меня переполняет невыразимое чувство любви и уважения к нему за то, что он дал всем нам.

Он принадлежал всему миру. Весь мир был полем его деятельности. Каждая страна представляла для него особый интерес и особое значение. Каждая философия, каждое учение жизни были для него путем к совершенствованию, и жизнь для него была великими вратами будущего».

Он дал миру провозвестие Нового Учения, он сказал о высочайшем значении искусства, он поднял Знамя Владык для объединения всех народов под светлым, непобедимым стягом Культуры. Широко и щедро рассыпал он по миру бесценные семена знания и будущих нахождений. В чётких образах нарисовал он величественные контуры Нового Мира и нового человечества и указал направление, по которому должны прийти обнищавшие и утерявшие обличие духа жители земли к неиссякаемому источнику жизни и радости. Он провозгласил Учение Жизни и Иерархию Света, он указал на Великое Пришествие Майтрейи и на пробуждение народов и их братское объединение в сотрудничестве на основе Культуры.

Ни деньги, ни насилие, ни торговля, но знание духа, но Свет новой жизни, но Новое Небо и Новую Землю дал он и указал к ним пути. Из его уст пронеслось по миру высочайшее понятие – Шамбала - залог устремлений и чаяний людей. Он указал на великие, грозные дни Армагеддона, на страшную последнюю битву со Светом, на победу Светлого Воинства Владыки Майтрейи. Его устами был передан завет: «Да процветут пустыни».

БЛАГОДАТЬ

Дар мой прими, милый друг! 

Трудом и знаньем я накопил 

этот дар. Чтобы отдать его, 

я сложил. Я знал, что отдам 

его. На даре моем наслоишь 

радости духа. Тишина и покой.

Среди восстания духа в дар 

мой твой взор устреми. 

А если хочешь слуге приказать 

дар принести, ты его назови 

благодать.

Стихи Рериха ещё нуждаются в переосмыслении. Только сопоставляя их с ростом своего духа, мы можем правильно понять их. Учителя призывают нас к сознательному сотрудничеству, основа которого — Любовь ко всему существующему. Но стихи Рериха показывают, какую гигантскую работу над собой следует проделать, чтобы принять участие в этом сотрудничестве.

Святослав Рерих писал: «Жизнь Николая Константиновича Рериха— беспрестанные поиски знания, углубленное самопознание, синтез сосредоточенной творческой деятельности и служения людям. Он верил, что сознательным трудом человек освобождает и очищает себя, что стремление творить нечто лучшее, более совершенное, поднимает нас на новую высокую ступень».

 

Ошибаешься, мальчик! Зла — нет.

Зло сотворить Великий не мог.

Есть лишь несовершенство.

Но оно так же опасно, как то,

что ты злом называешь.

Князя тьмы и демонов нет.

Но каждым поступком

лжи, гнева и глупости

создаем бесчисленных тварей,

безобразных и страшных по виду,

кровожадных и гнусных.

Они стремятся за нами,

наши творенья! Размеры

и вид их созданы нами.

Берегися рой их умножить.

Твои порожденья тобою

питаться начнут. Осторожно

к толпе прикасайся. Жить трудно,

мой мальчик, помни приказ:

жить, не бояться и верить.

Остаться свободным и сильным.

А после удастся и полюбить,

Темные твари все это очень

не любят. Сохнут и гибнут тогда.

 

«Эти поиски совершенства, -писал Святослав об отце, -это сознательное усилие найти лучшее для всего, этот беспрестанный ритм радостного труда являлись кредо Николая Рериха  в продолжение всей его жизни. «Вера без дел мертва» - был его девизом. Удары молота рождают из инертного металла осязаемые очертания. А СЕРДЦЕ, МУДРОСТЬ, ТЕРПЕНИЕ И ТРУД— вот принципы, которые были для отца наиглавнейшими. Усердно прилагая их ко всему, что он делал, Николай Константинович Рерих достиг завершенности и с уверенностью мог сказать:

Красотою объединяемся,

Красотою молимся,

Красотою побеждаем.

Каждому из нас Рерих передаёт в своих стихах опыт приближения к Учителю, опыт общения с Ним. Ведь творить по-настоящему можно только в том случае, если знаешь, во имя кого творишь, - тогда сам труд становится легким и вершится с улыбкой, тогда все трудности и страдания отступают и закрытые врата открываются сами собой. Сердце Рериха этот Центр знает: для него это - Беспредельная Иерархия Света. Для него Учитель - это Космический Маяк, освещающий все пути жизни.

Идея «Духа Ведущего», идея «Высокого Водительства» проходит через многие поэтические строки поэта. Особой одухотворённостью и возвышенной тонкостью чувств наполнены стихи Николая Константиновича из цикла - «Благословенному». В них говорится о поиске Ведущей Руки, о неустанном предстоянии перед Ликом Учителя. Нелегко достичь той черты, когда можно услышать Голос Благословенного и получить право на Общение с Ним - это можно заслужить лишь жизненными подвигами многих воплощений.

Как увидеть Твой лик?

Всепроникающий Лик,

глубже чувств и ума.

Неощутимый, неслышный,

незримый. Призываю:

сердце, мудрость и труд.

Кто узнал то, что не знает

ни формы, ни звука, ни вкуса,

не имеет конца и начала?

В темноте, когда остановится

все, жажда пустыни и соль

океана! Буду ждать сиянье

Твое. Перед Ликом Твоим

не сияет солнце. Не сияет

луна. Ни звезды, ни пламя,

ни молнии. Не сияет радуга,

не играет сияние севера.

Там сияет Твой Лик.

Все сияет светом его.

В темноте сверкают

крупицы Твоего сиянья.

И в моих закрытых глазах

брезжит чудесный твой свет.

Мы прикоснулись к поэзии Николая Константиновича Рериха - многогранному и глубокому явлению. Эту тему исчерпать невозможно, так же как раскрыть до конца любую из граней творчества этого великого гения.

«Истинно, – писала Елена Ивановна о своем муже, – он перерос планетарные размеры, и устремления его уже направлялись в звездные пространства, где творчество не ограничено нашим трехмерным измерением…Он поражает нас своей пылкой любовью к Человеку и Человечеству, к его духовному и культурному наследию; он поражает удивительным философским и мудрым содержанием его критериев: разума, любви, мира».

В очерке «Жизнь» Рерих дал оценку своего жизненного пути, необозримого пути радости:

«Нелегко описать жизнь, в ней было столько разнообразия. Некоторые даже называли это разнообразие противоречиями. Конечно, они не знали, из каких импульсов и обстоятельств складывались многие виды труда. Назовем эти особенности жизни именно трудом. Ведь все происходило не для личного какого-то удовлетворения, но именно ради полезного труда и строительства во Благо.

Все мы сможем разрешить бесчисленные проблемы современных смятений лишь осознанием Прекрасного и Высшего. Лишь прекрасный Мост будет достаточно прочен для перехода от берега тьмы на сторону Света.

Но важное хочу сказать - жизнь есть радость!»

Мы позваны Учителем служить.

Мы позваны расширить своды мысли,

И, там где тучи чёрные нависли,

Мир Огненный для ищущих открыть.

 

Мы в будущее позваны идти,

В неведомое для других идущих.

И силой свыше, данной нам в сердца

Вновь озарить потерянные души.

 

Мы позваны для главного – любить.

Сердца свои восторгом наполняя,

И, отдавая свет и теплоту,

Мы высшее с земным соединяем.

 

Мы позваны в простом и сером дне

Найти крупицы теплоты и света.

А сердце, не способное гореть

Напрасно ждёт от Господа ответа.

 

Великое начнётся с мелочей:

С простого слова, нежности и ласки.

И не поможет лицемерия маска

Там, где мерилом служит духа свет.

 

Мы позваны Учителем служить.

Служение это трудная дорога…

Простая и сердечная любовь

Соединит нас неразрывно с Богом.

 

Корнейчук Е.

Составители: Корнейчук Е., Мягкова Н., Олейник В.

Список литературы

  1. Рерих Н.К. Цветы Мории
  2. Рерих Н.К. Детская сказка
  3. Рерих Н.К. На кургане: В Водской Пятине 
  4. Рерих Н.К. Радость искусству
  5. Рерих Н.К. Сон
  6. Рерих Н.К. Одичание
  7. Рерих Н.К. Единство
  8. Рерих Н.К. О Вечном…
  9. Рерих Н.К. Врата в будущее
  10. Рерих Н.К. Жизнь
  11. Агни Йога. Листы Сада Мории
  12. Е.И.Рерих У порога Нового Мира
  13. Рерих С.Н. Слово об отце
  14. Рерих С.Н. Мой вечный учитель
  15. Рерих С.Н. Николай Рерих – художник и провидец
  16. Роллан Р.Жизнь Рамакришны

назад в начало страницы вперед
Copyright © 1996-2020, Медицинская Академия Духовного Развития "МАДРА"
При использовании представленной здесь информации ссылка на источник обязательна
Система OrphusAgni-Yoga Top Sites www.madra.dp.ua Гостевая книга
Статистика посещаемости Наш адрес Изменение сайта: 28.01.2020