Рериховские чтения 21.12.13

МОЛИТВА ДУХА КРАСОТА

Часть 2 (период с 1922 по 1928 год)

Дорогие друзья!

Сегодня мы представляем вашему вниманию продолжение рассказа о жизни и творчестве великого художника и ученого Николая Константиновича Рериха. В картинах и литературных произведениях он воплощал великие Истины сокровенного знания, давая людям возможность проникнуть в глубину этого знания, изменить себя и окружающий мир, стать сотворцами эволюции.

Николай Константинович утверждал: «...жить и процветать может лишь дух, способный к новому строительству и высокому устремлению».

 

Нет больше радости, чем жить

Без меры отдавая миру

Души прекрасные порывы,

Мир Красотою одарить.

 

Нет больше счастья, чем идти,

Познав весь труд преодоления,

 Во имя Огненной Идеи

Мир красотою вознести.

 

Нет больше счастья, чем служить

Самоотверженно, с любовью

Ступени к Высшему сложить,

Жизнь окрыляя Красотою.

 

«Не можем стоять неподвижно. Или движемся вперед, или постыдно отступаем. А идти вперед — значит творить во всех материалах и возможностях, и делом и мыслью, и вносить творящий свет во все закоулки жизни…»  (Рерих. Правильный путь)

И Николай Константинович своими действиями подтверждает эти слова, борется за такое искусство, которое способствовало бы сближению разных народов, для реализации этой идеи в США организовывает Институт объединенных искусств.  Около ста видных американских деятелей культуры и науки откликнулись на призыв Рериха и выразили готовность вести работу с молодежью по намеченным программам.

Какие же средства для всего этого были в распоряжении Николая Константиновича? Почти никаких. Необходимо было помещение и вот в один прекрасный день Николай Константинович вместе с молодым музыковедом М.Лихтманом направился в отель, чтобы заключить арендное соглашение. Перед самым входом им встретился знакомый художник и предложил снять его бывшую студию, которая находилась в доме греческой церкви. Сразу же пошли к ее настоятелю и сняли у него помещение. Так было положено начало практической работе Института объединенных искусств. Когда у Рериха спросили, неужели он думает разместить целый институт в одной комнате, Николай Константинович ответил:

 - Каждое дерево должно расти. Так же и каждое дело. Если оно жизненно, то оно разрастется, если же ему суждено умереть, то для этого больше чем достаточно одной комнаты.

И дерево разрослось. В Институте объединенных искусств были созданы секции изобразительного искусства, музыки, хореографии, архитектуры, театральная, литературная и лекторий с научными и философским отделениями.  Интересная и разнообразная программа занятий, талантливые педагоги, доступность обучения для малоимущих - вскоре все это принесло институту большую популярность.

Почти одновременно с Институтом объединенных искусств, который находился в Нью-Йорке, в Чикаго было учреждено объединение художников «Cor Ardens» («Пылающее сердце»), а в сентябре 1922 года возник международный культурный центр «Corona Mundi» («Венец мира»), призванный осуществлять сотрудничество деятелей науки и искусства разных стран. А в начале тридцатых годов была создана Всемирная лига культуры, программа которой предусматривала работу по распространению идей мира и по охране культурных ценностей, предполагалось также оказывать поддержку передовым научным изысканиям, изучать вопросы материнства и детского воспитания, обмениваться культурными достижениями между государствами. Нужно сказать, что участие Рериха в этих организациях определялось его искренним и неудержимым стремлением к пропаганде достижений культуры. Он не мог бездействовать. Если появлялась малейшая возможность, то Рерих обязательно должен был ею воспользоваться. Николай Константинович писал о Лиге культуры:  «В слове лига выражены общественность, объединение. Понятие всемирности не нуждается ни в каких объяснениях, ибо правда одна, красота одна и знание одно, и в этом не может быть никаких словопрений. Так же и о слове культура каждый образованный ум не будет спорить, ибо служение свету, утонченное и возвышенное сердце - общечеловечны».

И уже после отъезда художника из США, 17 ноября 1923 года, его друзьями и сторонниками был открыт в Нью-Йорке музей имени Рериха, куда Николай Константинович передал свыше 300 своих произведений.

Культурные учреждения, связанные с именем Рериха, функционировали обычно на кооперативных началах. Вклад Николая Константиновича состоял из картин, собрание которых систематически им пополнялось.

Продажа картин, гонорары за работы для театра, публикации многочисленных статей всегда обеспечивали Рериху и семье достаточное существование. «В то же время кто-то создавал легенду о нашей роскоши... Скажите: «Богатства нет и никогда к нему не стремились». Никто не поверит, ибо вера в миф - самая крепкая вера. Человек верит не в действительность, но во что ему хочется поверить. Сказка о богатстве - самая жестокая». Однако расходы, связанные с частыми разъездами, экспедициями, научной и общественной работой, вызывали порой серьезные денежные затруднения, и Николай Константинович меньше всего рассчитывал на помощь бизнесменов Америки. В дневнике художника есть запись: «Однажды в Сан-Франциско были нужны деньги. Очень были нужны, но ниоткуда не приходили. И никому-то об этой надобности нельзя было сказать. Становилось безнадежно... На другое утро ранний звонок... «Приезжайте немедленно на выставку». Спешу. В зале вижу милую девушку с чеком в руках. Улыбается: «Через двадцать минут отходит мой пароход в Гонолулу. Которую из этих четырех картин вы посоветуете?» Сует чек, схватывает со стены картину и бежит к выходу. Служитель хочет задержать, но я издали машу ему: «Не мешай». Так и мелькнула точно нездешняя, но в руке хороший чек, и на стене пустое место».  Благодаря постоянному спросу на картины, художнику удалось собрать средства и на путешествие в Азию.

16 мая 1923 года Николай Константинович, Елена Ивановна и Святослав Николаевич, прибыли в Париж. Там их ждал Юрий Николаевич. Вся семья опять была в сборе, и начался завершающий этап приготовлений к отъезду в Индию. Необходимо было укрепить деловые отношения с европейскими учеными. Именно опираясь на европейские и американские научные и культурные организации, Николай Константинович рассчитывал получить разрешение на проведение в Индии научно-художественной экспедиции.

И через семь месяцев Николай Константинович с семьей отплыл наконец из Марселя. Вскоре наступил долгожданный день 2 декабря 1923 года Николай Константинович телеграфирует из Индии о благополучном прибытии.

Первый месяц пребывания в Индии был полностью посвящен изучению наиболее значительных исторических мест страны. По прибытии в Бомбей осмотрели пещеры Элефанты — древнейшего храма XII — XIII веков. От Бомбея путешественники едут на север и знакомятся с незабываемыми творениями Индии в Джайпуре, Амбере, Агре, с достопримечательностями Дели. Николай Константинович писал: «И Агра, и Фатехпур Сикри — всё полно безграничною грустью. Акбар знал, как будет расхищено достояние, данное им народу». При посещении древнеиндийского города Бенареса (Варанаси) — места паломничества индусов и буддистов, известного старинными памятниками архитектуры, — Рерих записал: «При всей запылённости временем архитектура Бенареса всё же сохраняет очарование. Всё смешение форм староиндусских, дравидских и мусульманских может давать новые решения для непредубеждённого архитектора». Как некогда в России, так и теперь в Индии Николай Константинович начал свою работу с изучения источников зарождения древних культур. Путешествуя по стране, Рерихи изучает также быт народа, священные обряды, древние учения. Свыше трех тысяч километров было покрыто менее чем за один месяц. По пути состоялись дружеские встречи с индийскими учеными, художниками, писателями.

Николай Константинович восклицает: «Индия, мы знаем глубину и тонкость твоей мысли. Знаем великий Аум, ведущий к Несказанным Высотам. Знаем твой великий Направляющий Дух. Индия, мы знаем твою древнюю мудрость! Твои священные письмена, в которых обрисовано прошлое, настоящее, будущее».

Приступив к созданию картин об Индии, Николай Константинович решительно изгнал экзотику. Начатые в 1924-1925 годах серии картин - «Сиккимский путь», «Его страна», «Зарождение тайн», «Гималаи», «Майтрейя», «Святыни и Твердыни» - во многом отличны от серий - «Начало Руси», «Героика», «Санкта».

Под влиянием специфики мироощущения народов Востока всегда присутствовавшая в произведениях Рериха связь чисто эстетического с чем-то для него жизненно более важным - научным познанием, философским осмыслением окружающего, этикой - становится еще более ощутимой.

Не случайно картиной «Жемчуг исканий» открывается новая страница его творчества. Встреча с Индией состоялась, и Николай Константинович первой написанной на Востоке картиной «Жемчуг исканий»как бы торопится засвидетельствовать, что услышанный им зов не был зовом к отрешению от мира и к созерцательному самоуспокоению.

Учитель и ученик на фоне ослепительных гималайских гор. Они склонились над ожерельем в поисках той единственной жемчужины, без которой впустую был бы прожит нынешний день. Символ жемчуга олицетворяет крупицы Знания – вечный поиск, постоянное восхождение к новым истинам. Поискам не суждено кончиться никогда. Сколько бы не знал и не познал человек, все его знание есть лишь ступень к знанию еще более полному и высшему. Беспредельно познание. И только познающий достоин быть учителем, и только ищущий не для одного себя умеет отыскать истину.

 

Когда наступит тихий день

Для душ отдохновение?

Когда закончим тяжкий путь

И прекратиться бденье?

 

Но бесконечного пути

Есть символ – ожерелье.

Его жемчужины – огни

Дерзаний и прозрений.

 

Его жемчужины – сердца,

Извечный путь принявши

Несут свой подвиг без конца

Сквозь годы и пространства.

 

 

Там где горит духовный свет,

Где дышит подвиг явный,

Там бесконечны труд и путь,

И радости нет равной!

 

В конце декабря 1923 года Рерихи остановились в небольшом княжестве Сикким на южных склонах восточных Гималаев, где они находились более года. Отсюда они совершили три экспедиции по монастырям и окрестностям горных областей Сиккима, Бутана и Непала. Николай Константинович писал: «Необыкновенно благостное впечатление производит эта благословенная страна. Все 17 вершин Гималаев сияют над Сиккимом… Целая снеговая страна, меняющая свои очертания при каждом изменении света. Поистине, неисчерпаемая впечатлениями и неустанно зовущая».

«...Как в сказке, как на блюдечке за серебряным яблочком, открываются холмы и ступени Гималаев. Сто монастырей Сиккима. Наверное, гораздо больше. Каждый из них увенчал вершину холма... За сорок миль видны монастыри. Забываем, что здесь видится необычно далеко».

Знакомясь с Гималаями, Рерих частенько вспоминал Россию: «Кому ведомы подходы к старым монастырям и городищам Руси, тот поймет, как чувствуются подходы к монастырям Сиккима. Всегда твержу: если хотите увидеть прекрасное место, спросите, какое здесь место самое древнее. Умели эти незапамятные люди выбирать самые лучшие места».

...Самые причудливые холмы и скалы образуют как бы священную чашу — обширную долину. Посередине долины неприступно стоит опоясанная двумя реками гора Белый Камень, увенчанная монастырем Ташидинг, что значит «долина, открытая небу». Древнее место. Попробуйте обыскать бесчисленные морщины и впадины всех скал. Попробуйте найти сокровища, собранные у монастыря. И чудесный камень исполнения всех желаний. И бессмертную амриту. И сто изображений Будды. И все священные, временно сокрытые книги.

Очень трудны подступы к Ташидингу. Лишь недавно непроходимые тропы обратились в крутые пешеходные тропинки. Поистине, путь духа должен быть пройден ногами человеческими. Один переход через висячий бамбуковый мост не легок. Гремит и мчится под ним горная река, неся ледяной поток с Канченджанги. И выше моста, по отвесным склонам, много раз остановитесь: дойду ли. Много дыхания надо набрать, чтобы одолеть вековую гору.

С давних времен, более восьми поколений, заповедано это чудо. Из указанного места горной реки берется небольшой сосуд воды и вливается в старинную деревянную чашу. В присутствии свидетелей, представителей махараджи Сиккима, чашу плотно закрывают и запечатывают. Через год в то же полнолуние, на восходе солнца чашу торжественно вскрывают и измеряют количество воды. Иногда вода уменьшается, но иногда и сильно увеличивается. В год великой войны вода в три раза увеличилась, что и означало войну. Нынче вода вдвое уменьшилась, что значит голод и беспорядки.

Визиты тибетских духовных лиц, уважение к местным обычаям, знание языков, устранявшее надобность в переводчиках, открывали Рерихам двери к древнейшим знаниям. В Сиккиме Рериха посетил один из сторонников таши-ламы - Геше Ринпоче, который являлся главою Сиккима.

Геше Ринпоче говорил об учении Калачакры в применении его к жизни. «Оно заключает высокую йогу овладения высшими силами, скрытыми в человеке, и соединения этой мощи с космическими энергиями».

Н.К. Рерих в своём дневнике запишет о высоком ламе: «Геше Ринпоче... знает, что на север от Канченджанги лежит пещера. Вход в неё очень узок, но затем она расширяется и приводит в целый город. Вся мудрость, вся слава, весь блеск собраны там. Настоятель многое знает и просит молчать до времени. (...) Настоятель знает о Шамбале во всём её значении. Он заботится о восстановлении Учения и готов встретить новую эру».

В Сиккиме путешественники побывали на празднике Великого Дня почитания Канченджанги. Раз в году со всех концов княжества собираются люди, чтобы почтить пять сокровищ великой горы, хранящихся в её пещерах и оберегаемых веками. А за «Канченджангой расположено место рождения священной Свастики, знака огня. Сейчас, в день Агни Йоги, элемент огня снова входит в дух, и все сокровища земли почитаются. В долинах героям посвящено не так много легенд, как в горах! Все Учителя путешествовали в горах. (...) На самых высоких горах находится Высшее», — записал Н.К. Рерих в дневнике.

С Канченджангой связаны мифы о Шиве, одном из трёх верховных богов, выпившем яд мира для спасения человечества. Рассказывают легенду о богине Лакшми,  появляющейся из облаков для счастья мира. Здесь жил Падма Самбхава, который через тысячу двести лет после Будды вновь приблизил к людям учение Благословенного. По этим местам проходил индийский проповедник буддизма Аттиша. «Здесь Обитель Риши. Здесь звучала священная флейта Кришны. Здесь гремел голос Благословенного Гаутамы Будды. Здесь находятся истоки Вед. Здесь жили Пандавы. Отсюда Гесэр-хан. Отсюда Ариаварта. Здесь находится Шамбала» — записано в «Гималайском дневнике» художника.

Трудно сосчитать сколько раз художник изобразил эту священную гору». Н.К. Рерих писал о Канченджанге: «Отчего так зовется эта величественная гора? Она хранит пять сокровищ мира. Какие это сокровища? – Золото, алмазы, рубины? Нет, старый Восток ценит иные сокровища. Сказано: «Придет время, когда голод охватит весь мир. Тогда появится Некто, кто откроет великие сокровищницы и напитает все человечество». Конечно, вы понимаете, что Некто напитает человечество не физическою, но духовною пищей».

В дневнике он записывает: «В самом Сиккиме находился один из Ашрамов Махатм. В Сикким Махатмы приезжали на горных конях. Их физическое присутствие сообщает торжественную значительность этим местам... Конечно, сейчас Махатмы оставили Сикким. Но они были здесь».

В предгорьях Гималаев, перед ликом священной Канченджанги им написана знаменательная серия «Его Страна» (1924). «Его Страна» - образ Новой Земли и духовно совершенных героев.

Николай Константинович писал: "Не только духовные возвышения сосредоточились в Гималаях, но и физические возможности в богатстве своём создали для этой снежной страны величайшую славу. По всему миру пробежала легенда о Жар-цвете. И в Китае, и в Монголии, и в Сибири, и в Норвегии, и в Сербии и в Бретани вы можете услышать о чудесном огненном цветке. В конце-концов, куда же приведет вас происхождение этой легенды? К тем же Гималаям! В отрогах Гималаев растет особый вид черного аконита. Местные жители говорят, что они выходят собирать его ночью. В темноте растение светится, и они отличают его этим путём от других видов аконита. Истинно, Жар-цвет растет в Гималаях!". Аконит - символ знаний. Но как трудно отличить истинные знания от ложных, которые сплошь и рядом предлагает Майя. Вот и тянутся, и карабкаются вверх лишь немногие, как на картине изображенный человек, к огонькам Высшей Мудрости.

Книга мудрости и духовности...  Листы Книги хранят Мудрость Учение Владыки Шамбалы, объясняющее цель и смысл жизни и истинное строение планов Бытия. На картине внизу - физический план, выше - Тонкий, далее - голубоватая ментальная сфера и Сияющий Огненный Мир.

Картина «Сжигание тьмы» — из тайного проема в скалах выходят великие Подвижники, впереди — Учитель, который несет сияющий ларец, — торжественно, величественно, как будто он держит в руках саму Космическую Красоту.

 

Поверх всех законов земных

Живут в нашем сердце святыни.

Поверх очевидных причин,

Есть знания светлая сила.

 

Живет и сияет мечта

О самом высоком, прекрасном.

Есть Братства твердыня, страна

Труда, красоты, постоянства.

 

На всем бесконечном пути,

Сквозь жизни, дороги, искания,

Нас Братство к высотам ведет

Дорогой сердечного знания.

 

Есть Братство высокой любви.

Есть Братство великих дерзаний,

Терпения и простоты,

И огненного сознания.

 

Есть свет на тернистом пути,

Твердыня для духа святая.

Поверх всех законов земных

Есть высшая правда сознания.

 

"На краю пропасти, у горного потока, в вечернем тумане показываются очертания коня. Всадника не видно. Что-то необычное сверкает на седле. Может быть, это конь, потерянный караваном? Или, может быть, он сбросил всадника, перепрыгивая через пропасть? Так мыслит рассудок, но сердце вспоминает другое. Сердце помнит, как от великой Шамбалы, от священных горных высот в сужденный час сойдет конь одинокий и на седле его, вместо всадника, будет сиять сокровище мира: Норбу Римпоче - Чинтомани - чудесный камень, мира спаситель. Не пришло время? Не приносит ли конь одинокий нам сокровище мира?" (Н.К.Рерих. Держава Света, с. 185, 193)

Издавна ходит Эрдени Мори, и светит его сокровище. На восходе и на закате солнца затихает все, значит, где-то проходит великий конь белый, несущий сокровище. Пока народы знают о суждением сокровище, они все же останутся на пути. Путь их, хотя бы и долгий и не обычный неизбежен. Так же неизбежен, как служение совершенствования. Кому-то сказки. А кому-то - быль. Кто-то убоится. А кто-то развернет страницы книги принесенной.

В Сиккиме каждый член семьи начал работать в интересующей его области, готовясь к большой экспедиции в глубь Азии. Юрий Николаевич продолжал углублённо изучать санскрит и тибетские языки и наречия. Святослав Николаевич развивал своё художественное творчество, создавал картины. Елена Ивановна изучала философию Востока, работала над книгами Учения Живой Этики.

На картине «Капли жизни» на выступе скалы, на фоне снежных вершин сидит женщина в золотом одеянии. Она собирает в кувшин капли жизни – капли мудрости и знания, льющиеся из высокогорного источника. В глубоком раздумье смотрит она вниз, на землю, куда принесет она эту собранную ею жизненную влагу.

Сосуд – один из символов сознания человека, а капли живительной влаги – это крупицы знаний, а также рожденных им умений и качеств духа, которые будут сопровождать человека и после его земной жизни, в других воплощениях… Высшее духовное Знание непохоже на обычные познания, доступные интеллекту. Это знание приходит к человеку медленно и постепенно, словно падающие в сосуд драгоценные капли чистейшей горной воды. Чтобы получить Высшее Знание, надо быть готовым в духовном и нравственном отношении. Многие хотели бы получить это знание все и сразу, при этом не понимая, что для того, чтобы получить его, надо уже иметь для него вместилище.

В 20-е годы XX века через просторы Внутренней Азии шел большой караван научно-художественной экспедиции под руководством Николая Константиновича Рериха. Эта экспедиция, стала важным этапом в общечеловеческой истории и духовной эволюции планеты Земля и получила название Центрально – Азиатской. Маршрут ее отличался повышенной сложностью и необычайной протяженностью: с 1924 по 1928 год он покрыл огромным кольцом область от Гималаев до Алтая, пройдя по территории Индии, Китая, Советской Сибири, Монголии, Тибета. Страны, которые находились на разных ступенях развития, существовали в разных социально-экономических условиях, имели разные культурно-исторические комплексы. Но маршрут экспедиции как бы объединил их в одно целое.

Вместе с Н.К. Рерихом весь маршрут экспедиции прошла его жена Елена Ивановна, создатель книг учения Живой Этики. Она изучала культуру Востока, писала книги, собирала уникальные легенды и сказания. Е.И. Рерих наравне с мужчинами преодолела все трудности пути и внесла огромный вклад в решение задач, стоявших перед экспедицией. Третьим постоянным участником маршрута был старший сын Рерихов – Юрий Николаевич, молодой ученый – востоковед и лингвист, знавший помимо европейских ряд восточных языков и диалектов. Благодаря этому участники экспедиции не нуждались в переводчике и могли вступать в необходимые контакты с местными жителями, что было крайне важно для научной работы. Кроме того, Ю.Н. Рерих отвечал за охрану каравана, без чего продвижение по безлюдным тропам Внутренней Азии было бы невозможно.

«Главной целью экспедиции было создание живописной панорамы земель и народов Внутренней Азии. Вторая задача экспедиции состояла в изучении возможностей новых археологических изысканий и таким образом подготовки путей для будущих экспедиций в этом регионе. Третьей задачей являлось изучение языков и диалектов Центральной Азии и собирание большой коллекции предметов, иллюстрирующих духовную культуру этих районов».

Весь маршрут экспедиции был отражен на полотнах Н.К.Рериха, этап за этапом, как вехи этого Великого пути. При всех очень трудных условиях Николай Константинович всегда находил возможность для творчества. Он работал, не теряя ни минуты. Вел экспедиционные исследования, писал очерки, рисовал.

"Никакой музей, — писал Рерих, — никакая книга не дадут права изображать …другие страны, если вы не видели их собственными глазами, если на месте не сделали хотя бы памятных заметок. Убедительность, это магическое качество творчества, необъяснимое словами, создается лишь наслоением истинных впечатлений действительности. Горы везде горы, вода всюду вода, небо везде небо, люди везде люди. Но тем не менее, если вы будете, сидя в Альпах, изображать Гималаи, что-то несказуемое, убедительное будет отсутствовать". "Истинные впечатления действительности" лежали в основе всего творчества Рериха.

Подвижники, «светом Которых во все века питался и жил дух человеческий; Те, Которыми держалась и держится планета», вдохновили Николая Рериха на создание полотен, составивших глубокую по содержанию и значению серию «Знамёна Востока».

«Истинно чудесно, поистине прекрасно среди водоворота нашей жизни, среди волн неразрешенных социальных проблем видеть перед собою сияющие Светочи всех веков. Прекрасно изучать жизнеописания этих великих Искателей и Подвижников и находить в них укрепление нашего мужества, неисчерпаемой энергии и терпимости. Прекрасно через этот неисчерпаемый источник любви и всевмещения понимать великие движения утонченных душ, в которых соединяется высшее знание с высшим устремлением.

Так, изучая биографии, мы делаемся действительными сотрудниками эволюции, и от блистающих лучей Вышнего Света нисходят истинные познания. Это утонченное знание основано на истинном понимании терпимости. Только из этого источника приходит всепонимание. От великого всепонимания рождается Высшее Прекрасное, этот просвещенный и углубленный энтузиазм жизни».

Героями серии картин «Знамена Востока» Николай Константинович сделал величайших подвижников, святых, пророков, религиозных реформаторов, философов, мыслителей и духовных учителей различных культурных традиций, которые каждый в своё время совершили подвиг преображения сознания человечества. Каждому из них в своё время было суждено впоследствии стать основателем или реформатором той или иной религии, конфессии, философского учения или системы.

Картина "Матерь Мира" является центральным полотном и главным фокусом серии "Знамёна Востока". Это не просто картина, это своего рода картина-икона, посвященная Великому Женскому Началу, как символу Матери - Матери рождающей и Матери дающей, Жизнедательницы всему сущему, Защитницы и Охранительницы Жизни. Николай Константинович Рерих писал: "На всём Востоке и на всём Западе живет образ Матери Мира и глубокозначительные обращения к этому Высокому Облику. Великий Лик часто бывает закрытым и под этими складками покрывала, сияющего квадратами совершенства, не кажется ли тот же Единый Лик общей всем Матери Сущего!". Сделав картину "Матерь Мира" центральным полотном своей серии, Н.К.Рерих объединил вокруг неё Облики Великих Учителей, земная жизнь которых была Подвигом во имя духовной эволюции человечества. Сверкая космическими лучами, Матерь Мира воплощает в себе Вселенскую Любовь. И, как жертвенна Любовь Матери Мира, так жертвенна деятельность посланных ею на Землю Великих Учителей - Сынов Света.

«Пусть теперь женщина - Матерь Мира - скажет: Да будет Свет!

Каков же будет этот Свет и в чем будет заключаться огненный подвиг?- В поднятии знамени Духа, на котором будет начертано - Любовь, Знание и Красота.

Да, лишь сердце женщины-матери может собрать под это знамя детей всего мира, без различия пола, рас, национальностей и религий.

Женщина-Мать и жена, свидетельница развития мужского гения, может оценить все великое значение культуры мысли, знания.

Женщина - вдохновительница Красоты - знает всю силу, всю синтетическую мощь Красоты.

Итак, немедленно приступим к несению Великого Знамени Новой Эры, эры Матери Мира. Пусть каждая женщина раздвинет пределы своего очага и вместит очаги всего мира. Эти многочисленные огни укрепят и украсят ее очаг.», - писала Елена Ивановна Рерих.

Весной 1925 года Рерихи прибыли в Западные Гималаи, в столицу Кашмира – историческую землю легендарных Риши и нагов. Экспедиция провела там шесть месяцев – с марта по начало августа. Надо было подготовить экспедиционное снаряжение, найти проводников, носильщиков. Большую часть времени путешественники проводили в поездках по княжеству. Первые впечатления от Кашмира были яркими и незабываемыми. «Все прошло по Кашмиру,- писал художник, - здесь старые пути Азии. И каждый караван мелькает как звенья сочетаний великого тела востока».

Изучая разные религии и их влияние на современную жизнь Востока, Николай Константинович отмечал: "С одной стороны, вы можете найти и замечательные памятники, и изысканный способ мышления, выраженный на основах древней мудрости, и дружественность человеческих отношений. Но в тех же самых местах ужаснетесь и извращенным формам религии, и невежественностью, и знаками падения и вырождения".

В горном поселке, где заканчивались приготовления и формировался караван, перед экспедицией стали возникать многочисленные проблемы. Выдача разрешения на выезд затягивалась, английский резидент и поверенный махараджи Кашмира отвечали на все вопросы уклончиво. Наконец с большим трудом разрешение было получено, и в начале августа 1925 г. экспедиция двинулась на Ладак. Но ее продвижению мешали. Николай Константинович писал в своем дневнике: «Можно ли забыть нападение вооруженных провокаторов на наш караван с целью задержать нас. Пришлось шесть часов пробыть с поднятым револьвером. А в довершение всего полиция составила от нашего имени телеграмму, что мы ошиблись и нападения не было. Кто же тогда ранил семь наших слуг? Что сделали с Индией и Кашмиром? Только в горах чувствуете себя в безопасности. Только в пустынных переходах не достигает невежественность».

В конце августа 1925 года, пройдя Великий Гималайский хребет по старинной караванной дороге, экспедиция вошла в небольшое горное княжество Ладак. В отличие от мусульманского Кашмира, Ладак был буддийским. Словно орлиные гнезда, на отвесных недоступных скалах возвышались старинные монастыри. Рерихи любовались древними фресками монастыря Ламаюру, исследовали неизвестные погребения и старинную одежду, древние святилища и наскальные рисунки. Исторически, название Ладак означает Земля высоких путей.

«В Ладаке впервые мы встретились с замечательным обычаем лам, – писал Николай Константинович. - В ненастную погоду они всходят на вершины и с молитвами разбрасывают маленькие изображения коней в помощь страждущим путникам. Вспомнилось сказание Северной Двины, где Прокопий Праведный за неведомых плавающих молился, сидя на высоком берегу мощной реки. Знаки человеколюбия!»

В 15 километрах от главного города Ладака, находится старинный комплекс на массивном скалистом основании. У подножия скалистой горы, на которой стоит монастырь располагается большая ступа – особое культовое сооружение, ступы в Азии воздвигают в честь важных и памятных событий. Огромная буддийская ступа возвышается на картине «Перекресток путей Христа и Будды». За ней – изломанные очертания скал, с которыми сливаются развалины крепости и здания монастыря. Здесь когда-то пересеклись в пространстве пути двух Великих Учителей – Будды и Христа. По преданиям, Будда направлялся на Алтай, а Христос – в Шамбалу - страну, где по легендам живут просвещенные мудрецы, трудящиеся во благо всего человечества.

Обледеневшие отвесные скалы и метели на перевалах, жестокий мороз, при котором стыли руки и нельзя было ни рисовать, ни писать, лошади, срывающиеся в ледяные расселины, сердечная недостаточность и горная болезнь – все трудности горного маршрута испытали путешественники. Тяжел и труден был древний караванный путь, но суровый мир гор, простиравшийся вокруг, был наполнен торжественной красотой.

«Чем-то зовущим, неукротимо влекущим наполняется дух человеческий,  когда он, преодолевая все трудности, всходит к этим вершинам. И сами трудности, порою очень опасные, становятся лишь нужнейшими и желаннейшими ступенями, делаются только преодолением земных условностей. Все опасные переходы через гремящие горные потоки, все скользкие ступени вековых ледников над гибельными пропастями,… и вихрь, и голод, и холод, и жар преодолеваются там, где полна чаша нахождений».

"Йога, как высшая связь с космическими достижениями, существовала во все века. Каждое учение содержит свою Йогу, применимую к ступени эволюции. Йоги не отрицают друг друга. Как ветви одного дерева, они расстилают тень и дают прохладу путнику, утомленному зноем. Полный новыми силами странник продолжает путь. Он не отнял ничто чужое. Он не извратил устремление. Он допустил явление благодати пространства. Он дал свободу силам сужденным. Он овладел своим единственным имуществом. Не избегайте сил Йоги, но, как свет, относите их в сумерки неосознанного труда. Для будущего мы встаем от сна. Для будущего обновляем покровы. Для будущего питаемся. Для будущего устремляемся мыслью. Для будущего собираем силы. Мы услышим шаги стихии огня, но будем уже готовы управлять волнами пламени".

Так напутствует путника жизни Агни Йога, данная "в долине Брамапутры, взявшей исток от озера Великих Нагов, хранящих заветы Риг-Вед".

После Ладака экспедиция взяла направление на Хотан  и преодолела в тяжелых условиях осени семь перевалов высотою более 5000 метров, пересекла древнюю азиатскую пустыню и перешла китайскую границу. Экспедиционный караван шел по Великому шелковому пути. На подходе к Хотану Николая Константиновича предупредили о грубости и произволе местных властей. В Хотане, экспедицию фактически арестовали. Отобрали оружие, запретили вести научную работу и рисовать. Но несмотря на запрет, все же именно там Николай Константинович начал работу над серией картин «Майтрейя», которые впоследствии будут подарены Советскому правительству.

Серия "Майтрейя", состоит из семи произведений. Она зародилась у художника под впечатлением от старинной тибетской картины "Красный всадник", приобретенной в Ладаке. Древние легенды предсказывают, что когда человечество, утеряв Основы, погрузится в непонимание, тогда наступит эпоха Майтрейм. Майтрейя, Владыка Любви и Сострадания, Грядущий Будда, был завещен миру самим Гоутамою. "Статуи в честь Владыки Майтрейм воздвигались по Индии и Тибету в самом начале нашей эры. Нет ни одного буддийского храма, в котором не было бы изображения Ботхисатвы Майтрейи на знамёнах или в виде колоссальных фигур, которые занимают иногда три этажа. Для Востока имя Майтрейи или Калки Аватара или Мунтазара священно. Все религии вращаются около понятия Аватара или грядущего Мессии. И эта вера и есть тот огонь, которым держится и питается духовная жизнь Земли. Потушите его и планета погрузится во мрак разложения".

Интересна заключающая серию картина "Майтрейя-победитель". Перед высеченной в скале фигурой Майтрейи - коленопреклоненный путник, но взор его обращен не к изваянию, а к небу, где в розоватых облаках вырисовывается силуэт скачущего богатыря. Николай Константинович особо выделял в сказаниях о Шамбале и Майтрейе мечту народов Азии о счастливом будущем.

Между тем положение экспедиции в Хотане день ото дня ухудшалось. Помогла экспедиции помощь советского консула в Кашгаре, откликнувшегося на письмо Н.К.Рериха. Он принял меры, и в конце января 1926 года экспедиция покинула Хотан. Теперь путь вел на север, где за отрогами Небесных гор Тянь-Шаня лежала русская земля.

В Урумчи – столице китайской провинции Синьцзян – Н.К.Рерих связался с советским консулом Быстровым. Ожидая оформления советской визы семья Рерихов ежедневно посещала коснула, они читали отрывки из своих книг, в которых говорилось о роли Ленина: «Ленин – это действие. Он ощущал непреложность нового строения. Монолитность мышления Ленина делала его бесстрашным, и не было другого, кто ради общего блага мог бы принять на себя большую тяготу». Вскоре пришло разрешение на въезд в Советскую Россию. Покидая Урумчи, Николай Константинович, в силу того, что в Китае было неспокойно, оставил консулу на хранение свой дневник и завещание, где говорилось, что в случае гибели экспедиции все ее имущество и картины переходили советскому правительству.

Наконец, 29 мая 1926 года Рерихи перешли советскую границу Первая встреча с людьми новой России ошеломила и обрадовала, они увидели действительно новую, устремленную к знанию страну, людей, принимающих всю ширь необъятного мира, как часть своей души, своего народа. Николай Константинович пишет: "Приходят к нам вечером, до позднего часа толкуем о самых широких, о самых космических вопросах. Где же такая пограничная комендатура, где бы можно было бы говорить о космосе и мировой эволюции?! Радостно. Настоятельно просят показать завтра картины и потолковать еще. На каком пограничном посту будут так говорить и так мыслить!?"

«С утра смотрели картины. Люблю этих зрителей без предрассудков. Свежий глаз и смотрит свежее. Толковали о разнице понятий культуры и цивилизации. Замечательно, что на Востоке так легко понимают это различие. И еще замечательно: это сознание долга и дисциплины. В этой жажде знания — все реальное будущее и весь свет труда. Елена Ивановна читала письмо об индусской философии. И мы сказали спасибо этим новым знакомым за все от них услышанное. Надо сказать, что эти пограничники-красноармейцы мыслят гораздо шире многих интеллигентов».

«1 июня сели на пароход  "Лобков"…  Опять диковина: еще на сходнях около нас собираются грузчики и просят им "рассказать". На верхней палубе нас окружает целое кольцо людей всех возрастов. И все они одинаково горят желанием знать. У каждого свой способ подхода, у каждого свои сведения, но у всех одно жгучее желание — узнать побольше. И как разбираются в рассказанном! Какие замечания делают! Кому нужно знать экономическое положение стран, кто хочет знать о политике, кто ищет сведений об индусских йогах, говоря: "Вот где истина". Народ, который так хочет знать, и получит желанное».

Простые люди были открыты новым идеям и сопричастности всему мировому построению жизни. Новая страна, поистине была наполнена новым сознанием! Но впереди была еще встреча с руководством страны.  В Советский Союз Рерихи шли с определенной миссией: передать дары Махатм Востока Советскому правительству.  13 июня были уже в Москве Николай Константинович встретился с Чичериным и Луначарским, которым передал эти дары: ларец с гималайской землей на могилу Ленина, новую книгу из Учения Живой Этики «Община», семь картин серии «Майтрейя» и письмо от Махатм Востока правительству молодого государства. В послании Махатм к советскому народу говорилось:

«На Гималаях мы знаем совершаемое Вами. Вы упразднили церковь, ставшую рассадником лжи и суеверий. Вы уничтожили мещанство, ставшее проводником предрассудков. Вы разрушили тюрьму воспитания. Вы уничтожили семью лицемерия. Вы сожгли войска рабов. Вы раздавили пауков наживы. Вы закрыли ворота ночных притонов. Вы избавили землю от предателей денежных. Вы признали, что религия есть учение всеобъемлющей материи. Вы признали ничтожность личной собственности. Вы угадали эволюцию общины. Вы указали на значение познания. Вы преклонились перед красотою. Вы принесли детям всю мощь Космоса. Вы открыли окна дворцов. Вы увидели неотложность построения новых домов Общего Блага! Мы остановили восстание в Индии, когда оно было преждевременным, также мы признали своевременность Вашего движения и посылаем Вам всю нашу помощь, утверждая Единение Азии!»

Каждый из этих даров имел глубочайшее значение и смысл, приняв и поняв их важность и значимость, ход истории нашей страны мог пойти другим путем. 1926 год был переломным. Это был тот момент,  когда страна стояла перед выбором, все зависело от свободной воли… Нам предлагалась духовно-культурная основа построения государства. Мы же пошли путем раскулачивания, насильственной коллективизации и  репрессий.

Бесценные дары переданные Николаем Константиновичем затерялись в хранилищах Министерства Иностранных Дел. И только благодаря усилиям М. Горького из сырых подвалов были спасены подаренные картины.

Более того, несмотря на то, что Николай Константинович встречался с первыми лицами государства, он получил повестку явиться на Лубянку. Когда он отправился в ВЧК и подходил к серой громаде здания Чрезвычайной Комиссии, дверь распахнулась, и перепуганный служащий сообщил: «Дзержинский умер». Воспользовавшись парализованной работой ВЧК, Николай Константинович покидает Москву и уезжает на Алтай, где в течение месяца была проведена значительная научно-исследовательская работа.

На Алтае внимание художника неизменно привлекали белоснежная гора Белуха и легенды, связанные с нею. Легенды эти были таинственны и загадочны. Отзвуки необычных событий, намеки на великих странников, слухи о тайных местах в горах и, наконец, рассказы о чудесной стране Беловодье — все это сплеталось в причудливые узоры народной фантазии и полузабытой реальности.

Николай Константинович пишет: "С каких же пор пошла весть о Беловодье?" — "А пошла весть от калмыков да от монголов. Первоначально они сообщили нашим дедам, которые по старой вере, по благочестию".

Значит, в основе сведений о Беловодье лежит сообщение из буддийского мира. Тот же центр учения жизни перетолкован староверами. Путь между Аргунью и Иртышом ведет к тому же Тибету…  С юга и с севера, с востока и с запада мыслят о том же. И тот же эволюционный процесс запечатлевается в лучших образах. Центр между четырех океанов существует. Сознание нового мира — существует. Время схода событий — улажено, соблазн собственности — преоборен, неравенство людей — превзойдено, ценность труда — возвещена. Не вернется ли чудь подземная? Не звонят ли колокола Беловодья? На хребтах на Дальнем и на Студеном пылают вершины».

 

Пылают вершины, наш дух наполняя

Великою верой, космическим знанием.

Что ум нам не скажет, восполнится сердцем,

Оно нам раскроет святилище Правды.

 

Пылают вершины, хоть тьма наступает,

Пылают в нас духом, дарованным свыше

И новою песней пути открывают,

И новым сознанием мы зов их услышим!

 

Николай Константинович знает больше того, что ему рассказывают и это знание позволяет ему связывать воедино разрозненные факты и видеть целостную картину сокровенного знания о Махатмах, о Шамбале, о Великом Будущем.

«Пройдя четыре снеговых перевала, уже в пустынном нагорье, мы опять увидели картину будущего. В долине, окруженной высокими острыми скалами, сошлися и остановились на ночь три каравана. При закате я заметил необычную группу. На высоком камне была помещена многоцветная тибетская картина, перед нею сидела тесная группа людей в глубоком почтительном молчании. Лама в красных одеждах и в желтой шапке, с палкою в руке что-то указывал зрителям на картине и ритмично сказывал объяснения. Подойдя, мы увидели знакомую нам танку Шамбалы. Лама пел о бесчисленных сокровищах Владыки Шамбалы, о его чудесном перстне, обладающем великими силами. Далее, указывая на битву Ригден-Джапо, лама говорил, как без милости погибнут все злые существа перед мощью справедливого Владыки.

Горят костры, эти светляки пустыни. Опять сгрудились у огня разноплеменники. Все десять пальцев в восхищении подняты высоко».

19 августа 1926 года экспедиция двинулась в обратный путь через Бийск на   Улан-Уде и оттуда в Монголию. Россия оставалась позади, но Рерих не прощался с нею. Он был уверен, что вернется на Родину.

Урга, столица Монголии, стояла на равнине, окруженной горами. Сверкали золоченые крыши буддийских храмов. На площади города скакали всадники революционной армии. Марширующие отряды проходили по узким улицам. Иногда солдаты пели.

 

 Чанг Шамбалин Дайн.

 Северной Шамбалы война.

 Умрем в этой войне,

 Чтобы родиться вновь

 Витязями Владыки Шамбалы. 

 

Николай Константинович узнал, что песню написал вождь монгольской революции Сухэ-Батор. В этой песне древняя легенда как бы слилась с тем революционным динамизмом, который охватил старинный город. Сверкнула еще одна грань реальности.

Здесь, в Урге, предстояло решить, каким путем идти на Тибет. Пока шла подготовка, Николай Константинович налаживал связи с Лхасой. Загадочный и далекий город стоял где-то там за монгольскими степями, пустыней Гоби, Гималайскими хребтами. Экспедиции Рериха разрешили войти в Тибет и посетить Лхасу. Но Рерих знал, что в священном городе ведут себя не всегда логично.  В результате, на территории Тибета, по распоряжению властей им пришлось пережить Великое Стояние, как потом его назовут. На плато Нагчу на жгучем морозе, в течение шести месяцев. Эти нечеловеческие условия были установлены для физического уничтожения всей экспедиции, но несмотря на это научные работы не прерывались ни на один день. И только правильно принятое решение Николаем Константиновичем и стечение некоторых событий, сопутствующих этому, чудесным образом спасло людей от гибели. Но это отдельная история подвига в условиях Центрально-азиатской экспедиции.

В Лхасу их так и не пустили. По прошествии многих лет, в 1947 году, Николай Константинович все-таки нарисует Лхасу. По свидетельству очевидцев, изображение местности, отраженной на картине в точности соответствует реальности, вплоть до мельчайших подробностей, и еще, вид Лхасы изображен с той точки пространства, где физически находится невозможно без специальной техники. Лхаса написана с высоты полета на водной гладью. Так Николай Константинович все же побывал в священном городе…

Несмотря на все трудности пути длинною в 25 тысяч километров, экспедиция успешно выполнила свои художественные и научные задачи.

Юрий Николаевич писал «После многих выпавших нам испытаний мы с огромным облегчением снова смотрели на величественную Конченджангу, под снежной громадой которой экспедиция Рериха в 1925 г. Выступила в путь и в 1928 году успешно закончила путешествие вокруг Центральной Азии».

За время экспедиции Николай Константинович создал более пятисот картин, этюдов и рисунков. Условия далеко не благоприятствовали такой работе. Трудные переходы, морозы высокогорья, ураганы и снегопады и, наконец, препятствия, которые возникали в Индии, Китае, Тибете. Но это его не останавливало. Он рисовал, когда коченели руки, рисовал, когда ехал в седле, рисовал, когда ему запрещали это делать. Его никто не мог остановить: ни стихия, ни люди. Ни одна экспедиция не была отражена в первоклассных полотнах, как Центрально-Азиатская. В этом ее несомненная уникальность. Но уникальны были и сами полотна. Их писал не только Великий художник, но и не менее Великий ученый. Поэтому на его полотнах наука достигала высот искусства, а искусство становилось убедительным, как наука.

На картинах Рериха мы не найдем подробного и систематического отображения всех деталей пройденного пути. Скорее, мы видим на них культурно-исторические моменты или своеобразные вехи, которые Николай Константинович считал важными для себя и привлекал к ним внимание других. Эти вехи шагали из картины в картину, образуя стройную, но загадочную цепочку событий, мест, людей, памятников, сюжетов малоизвестных легенд и сказаний. Горы, выписанные кистью великого мастера, составляли неотъемлемую часть многих полотен и как бы сами по себе тоже являлись знаком высокой идеи, которая вела семью Рерихов не только по маршруту экспедиции, но и всю жизнь.

 

Неясный шепот синих скал

И мощный голос духа

Тебя зовет, тебя ведет,

Ты неустанный путник.

 

Туда, где горы рвутся вверх,

Где слышна неба мантра,

Туда твой духа свет проник

И шаг теперь направлен.

 

Туда, где радости поток

Струит в огнях входящим.

Где сострадание, жертва, труд –

Путь к духу – настоящий.

 

Красной нитью через их жизнь проходит идея Великой Красоты, Космической любви и всемирного Братства, все то, что соединила в себе Великая Шамбала, твердыня Учителей. Собранный в экспедиции научный и фолькльорный материал, живопись Рериха вводит зрителя и читателя «в странный мир редко встречаемых сведений об Индии, Тибете, Ладаке, Малом Тибете, Монголии, Китае и Алтае».  Николай Константинович обогатил наши знания народными сказаниями о Майтрейе, будущем Будде — освободителе угнетенных и униженных, новыми версиями легенд о подвигах героя Гесер-хана и, наконец, целым циклом малоизвестных сказаний о Заповедной стране Шамбале и Беловодье. Стране, где существует мудрое и справедливое устройство жизни и где обитают Учителя добра, носители знания, необходимого для лучшего будущего народов.

Он показал Западу настоящую, истинную Азию, показал мир, где не смотря на трудные условия жизни, жив дух народа, жива память народа о самом прекрасном, живет почитание Духовных Учителей и вера в Светлое будущее. Весь собранный материал и картины Николая Константиновича так или иначе несут нам весть о духовном маяке  человечества – Шамбале и понятие духовности, как пути спасения.

Николай Константинович связал в свое время культуру и этику Материков Планеты, объединил прошлое и настоящее народов Востока и Запада, устремляя сознание в Мировую Духовную Обитель, где уже куется Неведомое Будущее.

В это неведомое, но светлое будущее было всегда устремлено сердце и сознание великого человека и великого огненного творца. Николай Константинович жил идеей познания великой Истины Красоты Высшего мира, отображенную в Учении Агни Йоги, и одухотворение человечества силою искусства. Впереди были еще трудные дороги, опасности, но  прекрасное творчество и эволюционные великие свершения.

Николай Константинович писал: «Великая мудрость всех веков и народов о чем говорит? О человеческом духе… Но чем же вызовете дух ваш? Чем вскроете то, что у многих засыпано обломками обихода? Твержу. Повторяю: красотой искусства, глубиной знания. В них, единственно в них заключены всепобедные заклятия духа. И очищенный дух вам укажет, которое знание истинно, которое искусство подлинно. Верю, что вы сумеете призвать себе на помощь дух ваш. Он, ваш руководитель, покажет вам лучшие пути. Он поведет вас к радости и победе. Но и к победе он поведет вас... путем, ступени которого скованы лишь знанием и красотой...»

 

Но от сознания Космичной Красоты

Поет душа и сердце подвиг ищет.

Одним стремлением наполнены мечты

И Беспредельность радостию дышит.

 

Но от сознания Великого пути,

Преодоление поет струной звенящей

И окрыляет нас над тьмой ужасной, -

Дерзание сиянием мечты.

 

Дыханием прекрасным дальних звезд

Наполним сердце, осветим дороги

И вспомним слово, что мы «тоже боги»,

Когда идем дорогой Красоты.

Составители: Е.Корнейчук, Н.Козлова

В программе использованы:

  1. Фрагменты литературных произведений Н.К.Рериха.
  2. Рерих Ю.Н. Тибет и Центральная Азия: Статьи, лекции, переводы. – Самара, Издательский дом «Агни», 1999. – 368 с.
  3. Стихи Екатерины Корнейчук.
  4. Беликов П., Князева В. Рерих. – М.: Молодая гвардия, 1973. – 256 с.
  5. Николай Рерих. Серия картин "Знамёна Востока" http://www.babyblog.ru/community/post/Roerich/633481.
  6. Материалы сайта http://gallery.facets.ru/

назад в начало страницы вперед
Copyright © 1996-2020, Медицинская Академия Духовного Развития "МАДРА"
При использовании представленной здесь информации ссылка на источник обязательна
Система OrphusAgni-Yoga Top Sites www.madra.dp.ua Гостевая книга
Статистика посещаемости Наш адрес Изменение сайта: 28.01.2020