"… И живут как члены нашей семьи в нашем трудовом ашраме"

… Достоевский говорил: "Красота спасет мир", вернее будет сказать, что осуществление красоты в нашей жизни должно быть нашей основой. Другого пути нет. Только осознанием Красоты, только Добром, только стремлением каждый день делать что-то лучше, чем вчера, жив будет человек. Нужны светлые мысли и реальные конкретные дела. Только объединением сотрудников, мыслящих о высоком, сложатся пути в будущее.

Нынешним летом рериховская Россия будет отмечать 100-летие со дня рождения Юрия Николаевича Рериха. Рериховцы знают о той роли, которую сыграл Юрий Николаевич в проведении Центрально-Азиатской экспедиции и позднее, в 50-е годы, когда привез на Родину наследие своих великих родителей. Но мало кто помнит о том, что одна из участниц Трансгималайского перехода, совсем еще юной девочкой прошедшая его труднейшую часть со смертельно опасной высокогорной зимовкой, а позже почти тридцать лет жившая в семье Рерихов как их приемная дочь - ныне живет в центре Москвы. Ираида Михайловна Богданова-Рерих, тогда Рая, является сейчас директором - основателем мемориального музея-квартиры Юрия Николаевича Рериха на Ленинском проспекте.

О ней и ее сестре Людмиле Елена Ивановна Рерих в 1933 году писала в Ригу доктору Ф.Д. Лукину: "Я не была единственной женщиной, участвовавшей в экспедиции. С нами были две маленькие казачки-сибирячки Людмила и Рая Богдановы, которые действительно оправдали свою фамилию, ибо явились не только незаменимыми помощницами, но истинными сотрудницами, и сейчас они живут как члены нашей семьи в нашем трудовом ашраме".

Оказались Людмила и Рая в экспедиции не случайно. Из писем Е.И. Рерих известно, что когда в одной из бесед с Учителем она посетовала на то, что является единственной женщиной в экспедиции, ей было Указано, что помощница по имени Людмила, дочь русского казака, ждет ее в Урге (ныне Улан-Батор). Так и случилось, только вместе с Людмилой была и совсем маленькая ее сестра - 12-летняя Рая.

Но началась эта история раньше, еще за полгода до встречи Богдановых с Рерихами. Вот как рассказывает об этом сама Ираида Михайловна.

Летом 1926 года она с сестрой жила в деревне под Кяхтой (это небольшой городок в Читинской области на границе с Монголией). В один из дней она с подружкой играла во дворе, сестра была в доме. Неожиданно вошел старичок, в опрятной косоворотке, подпоясанной кушачком и полосатых штанах. Как потом думала Ираида Михайловна, наверное, это был сам Николай Угодник.

Старичок подошел к ней, ласково погладил по голове и спросил, любит ли она путешествовать. "Люблю", - ответила девочка. "Тогда готовься, через полгода поедешь". "А куда?". "Узнаешь. За тобой приедут". Потом старичок спросил, где сестра, и прошел в дом. А когда вышел, снова подошел к Рае и напомнил: "Так ты готовься. Через полгода поедешь".

Через полгода, зимой, и впрямь, из Урги, из советского полпредства, где работала Людмила, приехали в Кяхту люди, которых она просила привезти с собой Раю. И Рая отправилась на санях в Ургу. Там, через короткое время, произошла встреча, изменившая всю ее жизнь.

… Рая шла по переулку к подруге. Вдруг ее окликнул незнакомый мужчина и спросил, не знает ли она, где живет Людмила Богданова. "Знаю", - ответила Рая и отвела мужчину к своему дому, а сама побежала к подруге. Вечером, когда Рая вернулась домой, она застала Людмилочку (так называет ее Ираида Михайловна) плачущей. "Ты чего?" - удивилась Рая. "Меня зовут ехать в экспедицию, а я не знаю, с кем тебя оставить". "А ты оставь меня с подругой, купи мне шелковых ниток, и я тебе за год покрывало вышью. Вы же больше года ездить не будете". Людмила обрадовалась такому решению и успокоилась.

А на другой день в дом Богдановых пришла Елена Ивановна Рерих. И между ней и Раей произошел такой разговор: "Ты почему с нами не едешь?". "А меня никто не зовет". "А если я позову, поедешь?". "Если вы позовете, поеду". "Тогда собирайся". Так 12-летняя Рая Богданова оказалась в экспедиции Рерихов. Исполнилось пророчество чудного старичка.

Удивительная это была экспедиция. Писатель Альфред Хейдок в одном из своих рассказов писал, что будь в ней ясновидец, за привычными образами участников он разглядел бы облики великих духовных подвижников, воинов, ученых… Рядом с Леонардо да Винчи здесь ехали Ломоносов и Тамерлан, а Жанну д'Арк со служанкой сопровождал ее палач Тальбот. Конечно под иными именами и обличьем, но, тем не менее, крепко связанными кармическими нитями. Рая, об этом ей позже рассказала Елена Ивановна, и была той служанкой, которой за преданность Жанне в нынешнем ее воплощении была дарована внешность Орлеанской Девы. И ее палач, ставший начальником охраны экспедиции, сам того не ведая, вновь стремился погубить ее.

Ираида Михайловна вспоминает о таких случаях. По скользкому карнизу экспедиция спускалась в ущелье. Впереди ехала Елена Ивановна, за ней - Рая, а за Раей - полковник Кардашевский, начальник охраны. И в тот момент, когда мул с Раей на спине осторожно ступил на узкий карниз, между ним и стеной неожиданно протиснулся мул Кардашевского. Застывшие в ужасе участники экспедиции стали свидетелями необычного видения: сам мул, и девочка на нем падали не прямо вниз, как и следовало бы в таком случае, а как бы зависая в воздухе. "Как на веревочке, - вспоминала Ираида Михайловна, - полетим немного, остановимся, полетим, остановимся".

Так и долетели до дна ущелья. Уже там, на земле, мул упал, и Рая отлетела к огромному валуну. А, ударившись об него, постаралась отвалиться в сторону, чтобы мул не придавил при падении. Но мул, умница, тут же встал на ноги и подошел, тычась мордой: мол, тут я, не беспокойся. А когда остальные участники экспедиции спустились к ним, девочка и животное уже были готовы ехать дальше.

По окончании экспедиции Рая с сестрой Людмилой почти тридцать лет были верными помощницами Матери Агни Йоги. Людмила вела хозяйство, Рая печатала труды и письма Елены Ивановны на машинке. Сама Елена Ивановна сообщала своим корреспондентам, что и "Тайную Доктрину", и "Письма", и книги Учения печатала Рая. К тому же Рая выучила местные наречия и часто выступала переводчицей при встречах Николая Константиновича с местными крестьянами.

А вот как сама Ираида Михайловна писала о жизни семьи Рерихов в Кулу в 1974 году в журнале "Работница": "Поднимались обычно в 6 часов утра. Завтракали. Слушали по радио последние известия. Затем все расходились по своим делам. Мастерская Николая Константиновича располагалась на высокой застекленной веранде, у всех на виду. К работе Николай Константинович не приступал до тех пор, пока не видел в своем воображении картину до мельчайших подробностей. Поэтому он писал картину быстро, почти без поправок…

В 12 часов - обед. Короткий, без лишних разговоров. И опять работа. До семи вечера. Затем ужин, беседы, прогулки, музыка. Она для Николая Константиновича, как и для всех Рерихов, была праздником. Елена Ивановна, племянница Мусоргского, была прекрасной пианисткой. Без музыки мы не жили. Патефон с любимыми пластинками (Глинка, Римский-Корсаков, Мусоргский, Бах, Бетховен, Вагнер, Дебюсси) побывал с нами всюду".

В 1957 году Людмила и Ираида Богдановы вместе с Юрием Николаевичем Рерихом вернулись в Россию, в Москву. Так же, как они помогали Елене Ивановне в Индии, здесь они стали помощницами Юрия Николаевича. Не все получалось. Случалось, житейские неурядицы выбивали из привычного ритма. Им, прожившим всю жизнь в горах, в Высоком Ашраме рядом с Матерью Агни Йоги было невероятно трудно войти в жизненный ритм советского мегаполиса со своими сложностями и правилами. Но они жили и трудились, как делали это всегда.

После ухода Юрия Николаевича в 1960 году (Людмила Михайловна ненамного пережила своего названного брата), Ираида Михайловна стала хранительницей наследия Рерихов, привезенного Юрием Николаевичем. С ее участием к 100-летию Николая Константиновича Рериха в 1974 году впервые в Советском Союзе были выпущены книги "Алтай - Гималаи" и "Зажигайте сердца", появилось множество публикаций в газетах и журналах.

Но сейчас, как ни прискорбно об этом писать, среди определенных рериховских кругов распространяется мнение, что наследие Рерихов досталось Ираиде Михайловне не по праву. И что обращается она с ним не бережно. Вплоть до того, что из музея - квартиры Юрия Николаевича Рериха пропадают картины.

Подобное обвинение мы слышали от представительницы Казахского Рериховского Общества на конференции в МЦР в октябре 2001 года. Конференция была посвящена защите имен и наследия Рерихов, и выступавшая была уверена, что, оболгав Ираиду Михайловну, она защитит Николая Константиновича с Еленой Ивановной, которые считали сестер Богдановых своими приемными дочерьми.

Мы постарались достойно ответить "соратнице" из дружественного государства. Но наветы продолжают звучать. Поэтому здесь мы еще раз и вполне ответственно хотим заявить: ни одна картина из музея - квартиры Ю.Н. Рериха не пропала. Список картин, находящихся в музее-квартире сейчас, соответствует списку, составленному в 1988 году и вошедшему в завещание Ираиды Михайловны. Тем, кто в этом сомневается, предлагаем сделать собственную сверку.

Необходимо прекратить клеветническую кампанию против создательницы музея - квартиры Ю.Н. Рериха и воздать должное ее стойкости и терпению в сохранении картин и вещей Рерихов. Давайте не забудем все-таки, что сама Матерь Агни Йоги назвала сестер Богдановых членами своей семьи. Нам ли оспаривать это?

Владимир Валиулин,
журналист.
г. Новокузнецк.


назад в начало страницы вперед
Copyright © 1996-2020, Медицинская Академия Духовного Развития "МАДРА"
При использовании представленной здесь информации ссылка на источник обязательна
Система OrphusAgni-Yoga Top Sites www.madra.dp.ua Гостевая книга
Статистика посещаемости Наш адрес Изменение сайта: 27.07.2020